КОЖИНОВ Вадим Валерианович (1930–2001),

русский критик, литературовед, историк, философ, публицист, общественный деятель. К. — автор более 30 книг, посвященных вопросам теории литературы, русской словесности XIX века, современному литературному процессу (в первую очередь поэзии), истории России. Критики особенно выделяли книгу К. «Тютчев» (ЖЗЛ) (1988 г.). Другие существенные труды ученого — «Размышления о русской литературе» (1990 г.), «История Руси и русского Слова» (1999 г.), «Россия. Век ХХ» (1999 г.) и др. Особый интерес в последней книге представляет серия глав, посвященных «черносотенному» движению. К. одним из первых исследовал этот феномен, доказав, что черносотенцы, вопреки бытующим мифам, были не экстремистами, а умеренно-патриотическим движением, у истоков которого стояли люди, составляющие цвет отечественной науки и культуры.

Кроме того, К. добился публикации трудов М.М. Бахтина «Проблемы поэтики Достоевского» в 1963 г. и «Творчество Франсуа Рабле» в 1965 г., принял активное участие в их изучении, внес вклад в популяризацию поэзии Н.М. Рубцова, В.Н. Соколова, А.Т. Прасолова, А.К. Передреева и др. представителей «тихой лирики».

Чаще всего К. обращается к фигуре Л. в широком контексте русской и мировой литературы, демонстрируя объемное аналитическое видение историко-литературного процесса и блестящую эрудицию, приводя малоизвестные факты истории отечественной культуры (так, например, в работе «Черносотенство и революция», К., хорошо знающий лермонтовскую родословную, пишет о П.А. Столыпине, как о троюродном брате Л., в книге «Победы и беды России» в общекультурных экскурсах периодически ссылается на биографию Л., а погружение в революционные процессы начала XX века вызывает у К. ассоциации с лермонтовским стихотворением «Смерть поэта», в котором Л. уже в 1837 г. точно воссоздает презрение вероломных чужеземцев к русской культуре).

Одним из предшественников Л., К. считает А.С. Грибоедова, «прекрасного лирического поэта», малоизвестного с этой стороны из-за большей популярности комедии «Горе от ума» [5; 12]. Другим предшественником Л. и А.А. Блока К. называет А.И. Одоевского.

Рассуждая о существовании в отечественной поэтической классике «звезд» разного масштаба, К. причисляет Л. к «первостепенным, гениальным ее творцам» [5; 76], наряду с Г.Р. Державиным, А.С. Пушкиным, Ф.И. Тютчевым, Н.А. Некрасовым, А.А. Фетом, А.А. Блоком, и пытается вывести закономерность: «На каждый исторический период приходится, вероятно, более или менее равное число людей, способных стать большими поэтами. Но далеко не каждая эпоха является плодотворной почвой поэзии. Так, например, за всю вторую половину XIX века не выступил, в сущности, ни один большой, истинно прекрасный русский поэт… Около 1800 г. родились Пушкин, Боратынский, Тютчев, Языков; около 1810 г.— Лермонтов и Кольцов; около 1820 г. — Некрасов, Фет, Полонский» [5; 21–22].

Кроме того, по мнению К., «судьба настоящего лирического поэта всегда в той или иной мере легендарна, овеяна духом легенды» [5; 250]. Упоминая в этом ключе Л., К. также ссылается на биографии Д.Г. Байрона, П.Б. Шелли, П.Ж. Беранже, Х.И.Г. Гейне, Е.А. Баратынского, А.Б. Мицкевича, Ф.И. Тютчева, П.М. Верлена, Ж.Н.А. Рембо, А.А. Блока, В.В. Хлебникова, В.В. Маяковского, С.А. Есенина и др.

К. высоко оценивает мастерство Л.-прозаика, считая его, наряду с Аввакумом Петровым, А.С. Пушкиным и Н.В. Гоголем, одним из тех мастеров, которые сформировали русскую прозу. В «Истории Руси и русского Слова» К. обращается к имени Л., помещая его в плеяду художников, поднявших русскую литературу на мировой уровень.

Говоря об отличительных особенностях лирической поэзии, К. отмечает, что если в повествовании или драме создается художественный мир, то «в лирике далеко не всегда есть хотя бы нечто подобное этому миру…» [5; 159]. Приводя в пример стихотворения А.С. Пушкина, Е.А. Баратынского, Ф.И. Тютчева, Н.А. Некрасова, А.А. Фета, А.А. Блока, С.А. Есенина, а также лермонтовское «И скучно, и грустно…», критик называет их вершинными в русской лирике и констатирует: «В этих стихах, в сущности, не создается какой-либо жизненный мир. Перед нами как бы всего лишь некие высказывания, которые в своем прямом, буквальном значении подобны обычному письму, дневниковой заметке, или даже публицистической статье, философическому рассуждению, моральной заповеди и т. п.» [5; 159].

Рассуждая о совершенстве поэтической формы, К. указывает на уникальность ст. «Тучки небесные, вечные странники…»: «Казалось бы, нельзя во всех случаях говорить о непрерывном повторении однородных стоп, так как между строками чаще всего возникают своего рода пробелы. <…> На стыке строк есть “лишний” безударный слог, который, естественно, должен нарушать ритм (или, точнее, метр). <…> Правда, есть стихи, в которых подобного нарушения не происходит. Так, в этих общеизвестных лермонтовских стихах стопы движутся непрерывным, ничем не нарушаемым потоком. <…> Однако подобная организация встречается сравнительно редко. <…> Читая “Тучки небесные…”, мы не делаем после строк сколько-нибудь долгих пауз…» [5; 224–225]. Еще одно наблюдение К., касающееся поэтической формы обращено к лермонтовскому ст. «Русалка» («Русалка плыла по реке голубой, Озаряема полной луной…»): «Строки с разным интонационным зачином соединял в одном стихотворении уже Лермонтов» [5; 231]. Критик отмечает, что «здесь амфибрахические строки чередуются с анапестическими. Благодаря этому каждая строка начинается с иного, чем предыдущая, интонационного хода, но метр, в сущности, не нарушается»[5; 231], — тем самым К. подчеркивает бесспорное новаторство поэзии Л.

Лит.: 1) Кожинов В.В. Черносотенцы и революция: Загадочные страницы истории XX века. М.: Прима. — 1995. — 256 с; 2) Кожинов В.В. История Руси и русского Слова. Современный взгляд. — М.: «ЧАРЛИ», «Московский учебник—2000», 1997. — 528 с; 3) Кожинов В.В. Россия. Век XX (1901–1939). — М.: Алгоритм, 1999. — 560 с; 4) В.В. Кожинов. Победы и беды России. М.: Алгоритм, 2000. — 448 с; 5) Кожинов В.В. Как пишут стихи: О законах поэтического творчества. М.: Алгоритм. — 2001. — 320 с; 6) Кожинов В.В. Тютчев (ЖЗЛ). — М.: Молодая гвардия, 2009. — 512 с.

И.В. Гречаник