МУСОРГСКИЙ Модест Петрович (1839–1881).

Русский композитор, член «Могучей кучки». Родился 9 (21) марта 1839, с. Карево Торопецкого уезда Псковской губернии. В 1852–1858 гг. учился в той же Школе юнкеров, что и Л. Но композитору, в отличие от поэта, служба давалась нелегко. В.В. Стасов рассказывал: «Помню я, как летом и осенью 1858 г. во время наших прогулок я усердно отговаривал его от решимости выйти в отставку: я ему говорил, что мог же Лермонтов оставаться гусарским офицером и быть великим поэтом, невзирая ни на какие разводы и парады. М. отвечал, что “то был Л., а то я; он, может быть, умел сладить и с тем и с другим, а я — нет; мне служба мешает заниматься как мне надо”» [6; 221]. Позднее, в 1872 г., М., подчеркивая мировое значение русских композиторов, писал Стасову из Петербурга: «Глинка и Даргомыжский, Пушкин и Л., Гоголь… все большие генералы и вели свои художественные армии к завоеванию хороших стран» [1; 222].

М. принадлежит романс на стихи Л. «Молитва» («Я, Матерь Божия»), написанный зимой 1865 г., сразу по приезде из Торопца от тяжело больной матери. Романс он посвятил матери, Юлии Ивановне Мусоргской (Чириковой), немного изменив стихи Л.: «Я, Матерь Божия, ныне с молитвою / Пред твоим образом, ярким сиянием…» — последние две строчки «Не о спасении…» композитором опущены. Во второй строфе вместо «Но я вручить хочу деву невинную» М. меняет на «душу невинную». Последнюю строфу композитор опускает, вместо нее добавляет «О, Матерь Божия, тебя молю», и в сопровождении повторяется еще раз «молю». Произведение овеяно сердечной теплотой и глубиной высказывания. В этом вокальном сочинении, по словам Н. Туманиной, М. «впервые почувствовал все огромное горе невозвратной потери милого и близкого человека и свое одиночество» [3; 68].

В своей «Молитве» М. продолжает традиции редкого в русской музыке жанра романса-молитвы, заложенные А. Даргомыжским. В романсе примечателен налет импровизационности, гибкое перетекание элементов различной жанровой природы: ариозно-романсовых ячеек («Я, Матерь Божия», «но я вручить хочу»), восходящих к знаменному распеву («ныне с молитвою», «ярким сиянием» и т. д.), и полуречитативых «говорных» (над заключительной репликой «тебя молю!» стоит ремарка «говорком») [4; 60]. В «Молитве» слышны звуки старинных, строгих и чистых песнопений православной церковной службы. М. постиг уже тогда какую-то из тайн этой древней музыки. В плавных и модально-ладовых гармонических оборотах, в преобладании плавного движения, вызывающего ассоциации со знаменным распевом, угадывается стиль возвышенно-отрешенных православных образов Мусоргского, таких как песня Юродивого или темы Пимена из оперы «Борис Годунов». Заканчивается пьеса на аккорде доминанты — «голос никнет, не досказав молитвы» [4; 60].

Остался неосуществленным замысел романса «Как небеса твой взор блистает», относящийся также к 1865 г. В 1874 г. М. обработал романс С.И. Танеева «Казачья колыбельная».

Лит.:1) Добровенский Р. Рыцарь бедный. Книга о Мусоргском. — Рига: Лиесма, 1986. — С. 205–223; 2) Стасов В.В. Избранные статьи о Мусоргском. М., Музгиз, 1952; 3) Туманина Н. М.П. Мусоргский. Жизнь и творчество / Н. Туманина. — М.—Л.: Музгиз, 1939. — 242 с.; 4) Дурандина Е.Е. Вокальное творчество Мусоргского / Е.Е. Дурандина. — М.: Музыка, 1985. — 200 с.

В.В. Шмелева