«РОЗАНОВ Василий Васильевич» (1856 – 1919),

p.писатель, литературный критик, философ-публицист.

Статьи Р. о Л., а также многочисленные заметки о нем представляют интерес преимущественно в своей разъединенности. Собранные вместе они вызывают ощущение противоречивости и недосказанности. Однако и в таком виде анализы критика раскрывают ряд важных свойств творчества Л., громадную силу его дарования.

Наиболее важным из высказываний Р. о поэте можно считать суждение о том, что в Л. на дуэли «срезана была самая кронка нашей литературы» [2], нашей «духовной жизни, а не был сломлен, хотя бы и огромный, но только побочный сук» [2].

Из этого вытекало, что Пушкин — это, хотя и «наше все», (Ап. Григорьев), есть завершение существующего развития русской литературы, а Л. — начало ее нового периода, к несчастью, «срезанного». Дальше, по Р., «дерево» отечественной словесности стало разрастаться «искаженно и частью грязно», «пойдя в сук» [2]. Правомерность данного суждения становится очевидной при сравнении с высказыванием, о котором Р. не мог знать, Л. Толстого о том, что если бы Л. был жив, не нужны были бы «ни я, ни Достоевский». В свете такого признания автора «Войны и мира» особое значение приобретают поистине вещие розановские характеристики: «материя Л. была высшая, не наша, не земная» 3. Он «воссоздавал какие-то вечные типы отношений, универсальные образы» [1]. Если бы Л. остался жив, он дал бы «канон любви и мудрости» 5, и вся «история России свершилась бы иначе». Но этого не случилось, поэтому «час смерти Л. — сиротство России» [5].

Лит.: 1) Розанов В.В. «Вечно печальная дуэль» // Розанов В.В. Литературные очерки. Издание П. Перцова. — СПб.: Типография М. Меркушева, 1899. — 336 с.; 2) Розанов В.В. Пушкин и Лермонтов // Новое время, 1914. 9 окт; 3) Розанов В.В. Собрание сочинений: Мимолетное. — М.: Республика, 1994. — С. 301; 4) Николюкин А.Н. Живописец русской души // В.В. Розанов. Среди художников. — М.: Республика, 1994. — С. 5–16; 5) Розанов В.В. О Лермонтове // Новое время, 1916. 18 (31) июля.

И.П. Щеблыкин