ДЮМА (Dumas) Александр (1802–1870),

французский писатель и журналист, представитель «народного» романтизма [1], автор популярных исторических драм и авантюрных романов, обычно называемый Дюма-отцом. Родился 24 июля 1802 г. в Вилле-Котре (деп. Эн), в семье генерала-республиканца. Не получив систематического образования, практически без денег, надеясь на друзей отца и обладая прекрасным почерком, огромной энергией и феноменальной памятью, в 20-летнем возрасте, как и один из его любимых персонажей д’Артаньян, отправился покорять Париж.

Д. унаследовал политические убеждения своего отца Тома-Александра, участвовал в революционных событиях 1830х гг. После чего был вынужден эмигрировать в Швейцарию, где подготовил одно из первых сочинений — обширный очерк «Галлия и Франция» (1833). В этом очерке проявились интерес Д. к истории, к проблеме французского национального характера и его мастерство исторического публициста.

Творчество Д. было хорошо известно в России. В конце 1820-х — начале 1830-х гг. на русской сцене были поставлены драмы Д. «Генрих III и его двор» (1829), «Антоний» (1831), «Ричард Дарлингтон» (1831) и «Кин» (1836). Затем стали появляться переводы романов и повестей писателя в известных российских журналах («Телескоп», «Библиотека для чтения», «Отечественные записки» и др.). Пик успеха Д.-романиста в России приходится на конец 1840-х — 1850-е гг. Выходят его романы: «Граф Монте-Кристо» (1845), «Три мушкетера» (1844) с двумя продолжениями — «Двадцать лет спустя» (1845) и «Виктонт де Бражелон, или Десять лет спустя» (1848–1850), «Королева Марго» (1847), «Графиня де Монсоро» (1846) «Сорок пять» (1847–1848) и др.

Новаторство Д. в жанре исторической драмы и авантюрно-исторического романа проявилось в установке на занимательность, захватывающем, динамично развивающемся сюжете, острой интриге, стремительном диалоге. Его романы обычно относятся к популярным в первой половине XIX в. романам-фельетонам — прообразу «массовой литературы». А этому жанру чужда романтическая «картина мира», высшей ценностью становится мгновение, диктующее логику момента. «Эстетика мгновения утверждает особый способ бытия человека в мире — жизнь в постоянном напряжении сил, в ощущении полноты и ценности каждого момента своего существования. Этот жизненный оптимизм, праздничность чувств, избыток сил и энергии героев Дюма неизбежно заражают читателей его романов о мушкетерах» [2].

Написав вначале несколько произведений на сюжеты из национальной истории, Д. уже в ранний период творчества проявил исключительный интерес к России. В 19 книгах из 456 он использовал русский материал, а три произведения — роман «Записки учителя фехтования» и две книги путевых очерков — посвятил нашей стране. В 1840 г. вышел его роман «Записки учителя фехтования, или Полгода в Санкт-Петербурге» [3], в основу которого легла драматическая история декабриста И.А. Анненкова, сосланного в Сибирь, и его жены П.Е. Анненковой, француженки, урожденной П. Гебль, последовавшей за осужденным мужем, рассказанная от лица француза Гризье, бывшего в эпоху Николая I учителем фехтования в Москве. Роман сразу же был запрещен цензурой в России, но, тем не менее, получил широкое распространение.

В июне 1858 г. по приглашению литератора и мецената, графа Г.А. Кушелева-Безбородко Д. получил возможность побывать в России. Впечатления, полученные им от пребывания в нашей стране в течение 1858–1859 гг., легли в основу двух книг путевых очерков — четырехтомного издания «Путевые впечатления. В России» (1865) [4] и «Кавказ» (1859) [5]. Французская исследовательница Жанин Небуа-Момбе считает, что во Франции « <…>“русскую моду” ввел Дюма, опубликовавший в 1859 г. свои путевые записки — “В России” и “На Кавказе” <…>» [6].

Одной из тем путевых записок Д. становится русская литературная жизнь. Крылов, Пушкин, Вяземский, Гоголь, Жуковский, Рылеев, Муравьев-Апостол, Некрасов, Ростопчина, Бестужев-Марлинский, Писемский, Тургенев, Григорович, Толстой, Щедрин — вот далеко не полный перечень русских авторов, о которых Д. написал в путевых очерках и произведения которых (или их фрагменты) перевел, правда, не без посторонней помощи, на французский язык.

В этом ряду заметное место занял. Л., роман которого «Герой нашего времени» был опубликован в газете «Мушкетер», издаваемой Д. еще в 1855 г. В путевых записках Д. содержится литературно-критический очерк о Л., в котором дана высокая оценка творчества русского поэта. Д. отмечает сходство Л. с А. де Мюссе: «Л. <…> — это ум, равный по силе и размаху Альфреду де Мюссе, на которого он очень похож, как в стихах, так и в прозе <…> “Печорин, или Герой нашего времени” — родной брат “Сына века”, только, на мой взгляд, лучше построен и имеет более прочную основу. Ему суждена более долгая жизнь» [4].

Д., отмечая музыкальность лермонтовского стиха, писал, что многие из его стихотворений были положены на музыку. Музыкальные альбомы «стоят у русских женщин на фортепиано, и они, не заставив себя долго упрашивать, охотно споют вам что-нибудь из Лермонтова» [4]. Д. рассказывает об эпизоде, который произошел во время его пребывания в России, когда он забыл книгу стихотворений Л., которую обычно возил с собой. Он обратился к княгине Долгорукой с просьбой о помощи в переводе какого-нибудь стихотворения Л. Каково же было изумление французского путешественника, когда он узнал, что русская княгиня знает лирику поэта наизусть.

Д. поместил в своих путевых записках переводы нескольких стихотворений Л.: «Горные вершины», «Дума», «Дары Терека» и др. со своими комментариями к ним. Последнее из названных стихотворений автор путевых очерков считает «одним из самых замечательных стихотворений Лермонтова» [4].

В «Кавказе» Д. продолжил знакомить французскую читающую публику с жизнью и творчеством Л., поместил фрагменты нескольких произведений поэта в собственном переводе («Спор Шат-Эльбруса и Казбека», «Утес», «Тучи», «Раненый», «Моя мольба» и «Благодарность») [5], некоторые из которых тогда не издавались даже в России [7]. В том же «Кавказе» автор опубликовал воспоминания биографического характера о Л., специально написанные в конце 1858 г. по его просьбе графиней Е.П. Ростопчиной. Краткую справку о Л. как об одном из известнейших русских лирических поэтов и перевод его «Даров Терека» Д. дал и в одном из писем своему другу Мери [3].

Отзывы Д. о Л., оставленные в путевых заметках о России, свидетельствуют о том, что французский писатель, уважая талант русского поэта, воспринимал его как автора произведений, привлекающих кавказской «экзотикой», и как человека с трудной драматической судьбой. Очеркист признавался, что он заинтересовался Л., преследуя практические цели: прежде всего, чтобы угодить многочисленным русским почитателям его таланта и чтобы представить его сочинения французским читателям.

Лит.: 1) Алексеев М.П. К тексту стихотворения «Во глубине сибирских руд» // Временник Пушкинской комиссии, 1969 / АН СССР. ОЛЯ. Пушкин. комис. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1971. — С. 20–42; 2) Дюма А. Кавказ. — Тбилиси: Мерани, 1988. — С. 175; 3) Дюма А. Путевые впечатления. В России. В 3 т. — М.: Науч.-изд. центр «Ладомир», 1993. Т. 3, — С. 121–122, 157, 496; Т. 2. — С. 122–123; 4) Кузнецова Т.Ф. Культурная картина мира: Теоретические проблемы. — М.: ГИТР, 2012. — С. 181; 5) Небуа-Момбе Ж. Русское гостеприимство во французском популярном романе конца XIX века // Традиционные и современные модели гостеприимства. — М.: РГГУ, 2004. — C. 243–259; 6) Пахсарьян Н.А. Проблема «народного» романтизма и роман А. Дюма «Граф Монте-Кристо» // Романтизм: два века осмысления. — Калининград: Афина, 2003. — С. 115–123; 7) Dumas А. Memoires d’un maitre d’armes. — Bruxelles: Meline, 1840.

А.Р. Ощепков