ЛАРОШФУКО (La Rochefoucauld) Франсуа де (1613–1680).

Французский герцог, писатель, государственный деятель. В творчестве Л. отразились знание и известная близость мироощушения Лар. — стоического скептицизма участника и постороннего наблюдателя жизни, его стиль изысканной афористичности.

Лар. родился в Париже, в семье аристократов, до смерти отца (1650) носил титул принц де Марсийяк. В 1629 г. он участвовал в итальянских походах французской армии, в дальнейшем служил при дворе. Участвовал в заговорах против кардинала Ришелье. За придворные интриги был брошен в Бастилию, а затем отправлен в ссылку в Вертей, где провел несколько лет. После смерти Ришелье возвращен ко двору, участвовал в заговорах против кардинала Мазарини, во Фронде (войне аристократических родов Франции против самодержавия короля), был ранен. После установления Людовиком XIV режима абсолютной монархии Лар. отходит от политики, погружается придворную жизнь, обращается к словесному искусству: пишет «Портрет герцога де Ларошфуко, им самим написанный» (1659), сочиняет максимы (краткие изречения, афоризмы), которые приносят ему известность и делают законодателем интеллектуальной жизни аристократических салонов. В 1662 г. появляются «Мемуары» Лар. (в Руане, под названием «Гражданские войны во Франции с августа 1649 г. до конца 1652 г.», без ведома автора, с искажениями; в том же г. в Брюсселе подлинный текст; полн. научн. изд. 1874), где описываются события, связанные с Фрондой, рисуется портрет придворного общества. А. Дюма из «Мемуаров» Лар. взял эпизод с подвесками Анны Австрийской, ставший основой сюжета «Трех мушкетеров», а в романе «Двадцать лет спустя» вывел в качестве персонажа самого Лар. (как принца де Марсийяка, противника и соперника Арамиса).

В своих «Максимах» (впервые опубликованных в 1664 г. — 188 максим; их было 504 в последнем прижизненном издании 1678 г., при этом 79 максим из более ранних изданий были исключены; пер.: [2]) Лар. в коротких фразах нарисовал портрет современника, живущего двойной жизнью: «Наши добродетели — это чаще всего искусно переряженные пороки» (этот знаменитый афоризм — «Nos vertus ne sont le plus souvent que des vices deguises» — появился в 4-м издании «Максим», 1675, как эпиграф ко всей книге). С иронией, подчас горькой, Лар. констатирует: «У нас у всех достанет сил, чтобы перенести несчастье ближнего»; «Зло, которое мы причиняем, навлекает на нас меньше ненависти и преследований, чем наши достоинства»; «Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел»; «Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум»; «Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры»; «Изысканность ума сказывается в умении тонко льстить»; «Уклонение от похвалы — это просьба повторить ее»; «Добродетели теряются в своекорыстии, как реки в море». Афоризмы Л. — один из наиболее совершенных образцов прозы французского классицизма [1; 3]. В конце жизни большое влияние на творчество Лар. оказывала М. де Лафайетт, в ее романе «Принцесса Клевская» также ощущается связь с афористичным стилем Лар. Писатель оказал влияние на всю последующую афористическую традицию. Посмертно, в 1731 г., были опубликованы 7 из 19 «Размышлений на разные темы» (полн. публ. всех размышлений — 1868). В различных эссе цикла («Об истинном», «О манере держать себя и о поведении», «О любви и о жизни», «О различных типах ума», «Об удалении от света» и др.) Лар. выступает как философ-моралист и как хранитель светского уклада жизни и мировоззрения «порядочного человека».

Лар. был хорошо известен в России, первые переводы появились в XVIII веке. Л. читал Лар. в подлиннике, нередко обращался к этому автору, испытал влияние его персональной литературной модели, решая задачу создания русского психологического романа. Велись поиски прямых заимствований Л. в текстах Лар. Б.В. Нейман [4] указал на связь строчки «Я не могу любовь определить…» из 12-ой строфы обширного стихотворения Л. «1831-го июня 11 дня» с максимой № 68 из «Максим» Лар.: «Трудно дать определение любви…». Но представляется, что это чисто внешнее совпадение. Достаточно продолжить текст афоризма Лар.: «Трудно дать определение любви; о ней можно лишь сказать, что для души — это жажда властвовать, для ума — внутреннее сродство, а для тела — скрытое и утонченное желание обладать, после многих околичностей, тем, что любишь»; и точно так же продолжить стихотворение Л.: «Я» не могу любовь определить, / Но это страсть сильнейшая! — любить / Необходимость мне; и я любил / Всем напряжением душевных сил» — чтобы увидеть, что у русского поэта речь идет о совершенно другом. Любовь для него не потому трудно определить, что, как у Лар., за этим возвышенным словом скрывается низменная жажда власти, а потому, что это чувство захватывает все человеческое естество поэта, его переживание включает все душевные силы и отключает понимающую способность разума. Более убедительным было установление Б.В. Нейманом связи между афоризмами Лар. и содержащимся в «Герое нашего времени» [VI; 294] размышления Печорина о любви как «жажде власти». В последующем связь прозы Л. со стилем Лар. была подтверждена [5]. Она вполне естественна и определяется задачей поиска форм психологизма русского романа, что вызывает потребность обратиться к психологической прозе, достигшей расцвета во Франции уже в XVII в. Можно усмотреть также перекличку Л. с афоризмами Лар. (не в форме, словах, а в мироощущении и оттенках стилистики) в программном стихотворении Л. «Дума» (1838), обычно сопоставляемом только с поэзией декабристов, с «Думами» К. Рылеева, но имеющим в поэтическом тезаурусе Л. опору на мировую традицию. Принципиальное различие классицистического взгляда Лар. и реалистического взгляда Л. в том, что скепсис Лар. распространяется на оценку человека вообще, вне времени, в то время как Л. в «Думе» говорит о своем поколении, не перенося мрачного скепсиса на все времена и народы, на человеческую природу.

Лит.: 1) Виппер Ю.Б. Проза 60–70-х годов XVII в. // История все- мирной литературы: В 9 т. — Т. 4. — М.: Наука, 1987. — С. 164–172; 2) Ларошфуко Ф. Максимы и размышления. Мемуары. — М.: Эксмо, 2007. — 160с; 3) Нейман Б.В. Философские интересы Лермонтова // Вопросы русской литературы. — М., 1968. — С. 74–92; 4) Разумовская М.В. Ларошфуко, автор «Максим». — Л.: Изд-во ЛГУ, 1971. — 133с; 5) Уразаева Т.Т. О роли французской анналитической традиции в становлении русского психологического романа (Лермонтов и Ларошфуко) // Проблемы литературных жанров: Материалы VI респ. конф. — Томск: Изд-во Томского университета, 1990. — С. 73–83.

Вл.А. Луков