МАЙКОВ Аполлон Николаевич (1821–1897).

Русский поэт. В антологической лирике второй половины 1830-х — 1840-х гг. чувствуется близость К.Н. Батюшкову, А.А. Дельвигу, А.С. Пушкину. В период сближения М. с кружком В.Г. Белинского, натуральной школой (вторая половина 1840-х годов) в его творчестве можно найти и отголоски творчества Л.
В 1841 г. М. откликнулся на гибель поэта стихотворением «На смерть Лермонтова», которое отослал для печати редактору «Отечественных записок» А.А. Краевскому вместе с другими своими произведениями. В письме редактору журнала М. указывал, что почтить память Л. считает своей «нравственной обязанностью». «Не желание найти предмет для песен своей музы, — писал М., — а истинное чувство заставило меня написать несколько строк в память таланту, который, к сожалению, так рано сошел с литературного поприща» [2]. В стихотворении использованы образы царственного орла и вихря как символов свободы, уносящих дух в звездную высь, беспрепятственно парящих в соседстве небесных светил. В этой вышине нет ни тления, ни смерти, для гения здесь — «достойный мавзолей». М. пытается связать в образном строе своего стихотворения и основные мотивы творчества Л., и место его дуэли.
bq(..И нет его!.. Но если умирать
Так рано, на заре, помазаннику Бога, —
Так там, у горнего порога,
В соседстве звезд, где дух, забывши прах,
Свободно реет ввысь, и цепенеют взоры
На этих девственных снегах,
На этих облаках, обнявших сини горы,
Где волен близ небес, над бездною зыбей,
Лишь царственный орел да вихорь беспокойный, —
Для жертвы избранной там жертвенник достойный,
Для гения — достойный мавзолей! [2]

Однако стихотворение Краевским напечатано не было.

В поэме «Две судьбы» (1845) в образе главного героя Владимира М. воплотил тип, близкий Печорину. Владимир хандрит, рано состарился душой, чувствует себя везде одиноким изгнанником, не верит в любовь. Сам М. говорил о Владимире, что он «вроде Печорина, только университетского и начитавшегося творений Белинского».

В 1852 г. М. как цензор комитета иностранной цензуры рассматривал вопрос о печати в России стихотворений Л. в переводе Ф. Боденштедта (Берлин, 1852), куда вошли и стихотворения, не напечатанные в России. М. дал в целом отрицательную оценку переводу, особенно выделив неудачное, на его взгляд, изложение биографии Л. в послесловии, где переводчиком было чрезмерно преувеличено озлобление души поэта, «оскорбленной в лучших ее порывах, в ее благороднейших стремлениях; это озлобление души <…>, по мнению автора, истинная точка зрения на произведения лермонтовской музы». Некорректным, с точки зрения М., было и включение в сборник не изданных в России стихотворений. «Может показаться странным, — отмечает М. в рапорте, — что у нас русский же автор не дозволен в подлиннике и будет дозволен в переводе. <…> Он [Боденштедт — Л.И.] беспрестанно высказывает жалобы на цензуру, которая якобы препятствует развитию талантов в России, и говорит, что он при своем переводе пользовался особенными, ненапечатанными источниками для пополнения цензурных пропусков» [8]. На основе цензурного рапорта М. перевод стихотворений Люа Ф. Боденштедтом в России был запрещен к печати.

2 декабря 1875 г. М. как член особого отдела ученого комитета Министерства народного просвещения сделал доклад о возможности допуска в народные библиотеки книги «Избранные места из сочинений Лермонтова, с объяснениями и примечаниями» (Киев, 1875). М. очень низко оценил это издание, отметив, что из всего сборника удачными являются только включенные в него «Песня про … купца Калашникова», «Тамань», стихотворение «Ангел», а «все прочие стихотворения и отрывки из Лермонтова, помещенные в этом сборнике, едва ли могут похвалиться хорошим выбором» [8]. В качестве главных недостатков издания М. отметил, во-первых, включение в книгу слабых, юношеских, написанных в 15–17 лет стихотворений, которых сам Л. не печатал; во-вторых, небрежное издание произведений; в-третьих, неумело написанную биографию Л. М. приходит к следующему выводу: «Как выборные, которые взяты большею частью из посмертных сборников и самим автором не были удостаиваемы печати, так и объяснения составителей книжки так неумелы, что едва ли труд их заслуживает одобрения ученого комитета» [8]. По докладу М. книга не была одобрена в печать и допуск в народные библиотеки. Столь строгая оценка сборника была связана с искренним желанием М. качественного издания для народа сочинений классиков.

Лит.: 1) Златковский М. Л. А.Н. Майков. Биографический очерк. — СПб.: А.Ф. Маркс, 1898. — С. 45; 2) Майков А.Н. Сочинения: В 2 т. Т. 2. — М.: Правда, 1984. — С. 226, 490; 3) Бродский Н.Л. Дуэль и смерть Лермонтова в откликах современников // Литературный критик. — 1939. — № 10–11. — С. 249–250; 4) Дурылин С.Н. «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова. — М.: Учпедгиз, 1940. — С. 165–166; 5) Здобнов Н.В. Новые цензурные материалы о Лермонтове // Красная новь. — 1939. — № 10–11. — С. 267–268; 6) Розанов И.Н. Отзвуки Лермонтова // Венок Лермонтову. — М.—П.: Изд. т-ва «В.В. Думнов, наследники бр. Салаевых», 1914. — С. 258–259; 7) Русские писатели. 1800 — 1917. Биографический словарь / Гл. ред. П.А. Николаев. Т. 3. — М.: Большая Российская энциклопедия : Фианит, 1994. — С. 453–458; 8) Царская цензура о «народных» изданиях сочинений М.Ю. Лермонтова // Красный архив. — 1939. — Т. 5 (96). — С. 182–183.

Л.Е. Иванова