«ПАРНИ (PARNY) Эварист Дезире де Форж (de Forges)» (1753 – 1814),

p.французский поэт, член Французской академии (1803).

П. — один из самых ярких поэтов своей эпохи, младший современник Дидро, д’Аламбера и Вольтера, свидетель падения Бастилии и Республики, переживший режим Консульства, эпоху небывалого взлета и побед Наполеоновской Империи и ее трагический конец. Многими литературоведами его творчество рассматривается в рамках общего западноевропейского движения предромантизма [4; 35].

П. был выходцем из креольской дворянской семьи, виконтом. Родился в Сен-Поле, одном из городков о. Реюньон (до 1793 г. — о. Бурбон, французская колония в восточной Африке). Детство его прошло на берегу Индийского океана, в окружении роскошно-экзотической природы и в условиях колониального режима. В 9-летнем возрасте был отдан в ораторианский коллеж в Ренне. Интерес к религии привел П. в католическую семинарию Сен-Фермена. Однако суровые монастырские порядки и чтение трудов французских просветителей заставили его избрать военную карьеру [3]. В 1770–1773 гг. П. будучи молодым офицером проводил беспутные дни вблизи местечка Фейанкур под Парижем (между Сен-Жерменом и Версалем), где находилось родовое именье семьи. В мае 1773 г. по требованию отца он вернулся на о. Бурбон и провел там более трех лет. Одно время он служил на гражданской службе, но большую часть жизни провел, профессионально занимаясь литературным мастерством.

В России имя П. ассоциируется в первую очередь с принадлежностью к т.н. «легкой поэзии» («poésies fugitives»). Русской читательской аудиторией он воспринимался как «олицетворение грации и мягкости, характерных для французской культуры, как поэт земных радостей, говоривший чистым языком желания и наслаждения» [2; 111–112].

Между тем, его творчество — яркий пример сложной эволюции, характерной для многих поэтов рубежа XVIII—XIX вв. В первом стихотворении «Послание к повстанцам Бостона» (1777), наполненном революционными и тираноборческими мотивами, поэт иронически называет американских повстанцев «господами из Бостона» и обвиняет их в нарушении всемирной гармонии и «порабощении Европы», которая хочет жить «без папы, без королей и королев» [7; VIII]. Проблематика этого сочинения свидетельствует о том, что П. примыкал к оппозиционно настроенной части французов, и сближает его со сторонниками нового порядка.

Затем П. пережил увлечение рокайльной «легкой поэзией», в которой важное место отводилось любовной проблематике. Главной заслугой стихотворца считается, что «он поднял на новую высоту жанр элегии» [4; 228].

В 1778 г. вышла в свет его книга элегий — «Эротические стихи» и тематически к ней примыкающие «Стихотворные мелочи» (1779). В элегиях П. черты придворного «галантного» стиля и присущие ему легкость и изящество, эпикуреизм, культ чувственных наслаждений органично сочетаются с исповедальными мотивами и проявляющимися через них подлинными человеческими чувствами. Лирический герой П., наделенный индивидуальными автобиографическими чертами, не столько предается чувственным радостям, сколько страдает из-за несчастной любви и разлуки. С особенной силой мечтательно-элегические тона звучат в 4-й книге «Эротических стихов».

Сборники П. пользовались большим успехом. Он получил одобрительные отзывы просветителей. Благодаря Вольтеру их автора стали называть «французским Тибуллом». Так он вошел в ряд выдающихся французских поэтов-элегиков.

Под влиянием вольтеровской поэмы «Орлеанская девственница» была написана следующая большая эротическая и антирелигиозная поэма П. «Война древних и новых богов» (1799, состоит из 10 песен с эпилогом), получившая широкий резонанс и выдержавшая только в течение одного г. три издания. В стихах П., опубликованных в 1781–1785 гг. в «Альманахе муз» и подписанных «Парни, драгунский капитан», преобладает «анакреонтическая» праздничная атмосфера: воспеваются дружеские пирушки, жизненные эротические удовольствия, изобилующие остроумными афористичными строками.

Накануне Великой Французской революции (1789–1794) по возвращении П. во Францию после второй поездки на о. Бурбон, появился цикл «Мадагаскарских песен» (1787), в которых поэт выступил против колониальной политики французских властей и в защиту коренного негритянского населения. Описывая патриархальные нравы туземцев, их самобытные обряды и культуру, он подчеркивал: «Я собрал и перевел несколько песен, которые могут дать представление о их обычаях и нравах. Стихов у них нет; их поэзия — это изящная проза; их напевы просты, нежны и всегда печальны» [7; 430]. Е.П. Эткинд придерживается версии о том, что « <…> песни мадагаскарских негров — может быть, это умелая мистификация, осуществленная по примеру шотландского учителя Дж. Макферсона, который незадолго до того, в 1762 г., опубликовал столь любимые Парни эпические поэмы Оссиана…» [6; 184].

В годы революции П. потерял практически все свое состояние. В последний период творчества он опубликовал в подражание «Оссиану» Макферсона «скандинавскую поэму» «Иснель и Аслега» (1802). За ней последовали «Переодевания Венеры», «Путешествие Селины», «Потерянный рай», «проповедь» в стихах «Библейские любовные истории», «Христианида» и др. Антирелигиозные темы и мотивы закрепили за П. репутацию «нечестивца» и «безбожника». Многие рукописи его поэм были запрещены к переизданию, выкуплены французским правительством и преданы сожжению [3; 27]. П. оказал существенное влияние на начинающего П.Ж. Беранже, одного из родоначальников французского романтизма Ф.-Р. Шатобриана, на лирику А. Шенье и А. Ламартина.

В конце XVIII — начале XIX в. многие представители русской литературы ориентировались на него как на наиболее яркого представителя любовной элегии. Лирика П., отличающаяся искренностью чувства и изяществом стиха, вызывала в России восхищение. Его стихи переводили, ему подражали Ю.А. Нелединский-Мелецкий, И.А. Крылов, В.А. Жуковский, В.Л. Пушкин, Д.В. Давыдов, К.Н. Батюшков, И.И. Козлов и многие другие русские писатели и поэты [2]. У А.С. Пушкина встречается множество отсылок, переводов и подражаний П., особенно в стихах «лицейского» периода и в романе «Евгений Онегин». Великий русский поэт сравнивал поэзию Батюшкова и Баратынского с поэзией французского поэта и называл первого «российским Парни», а о втором говорил, что он «превзойдет Парни» [1].

В нескольких стихотворениях Л. («Дереву», «Non, si j’encrois mon espérance», «Quand je te vois sourire», «L’attente», «Веселый час») отечественные исследователи находят следы влияния лирики П. Так, А.Ф. Федоров в своих исследованиях указывал на определенную близость двух поэтов [5]. В частности в первой строфе стихотворения Л. «Дереву» (1830), посвященного двоюродной тетке поэта А.Г. Философовой, встречается мотив, восходящий к 3-ей элегии из книги 4-й «Эротических стихотворений» П. В стихотворениях «Non, sij’en crois mon espérance» («Нет, если верить моей надежде», 1832) и «Quand je te vois sourire» («Когда я вижу тебя улыбающейся», 1832), написанных на французском языке в жанре любовного послания, очевидна близость к стилевой манере П. (влюбленный не надеется на благосклонность дамы сердца, но обещает ей верность и преданность, выражает готовность совершить ради любимой подвиги). Природа в лермонтовских элегиях, как и у его предшественника П., выступает как чуткий собеседник лирического героя. В письме к С.Н. Карамзиной от 10 мая 1841 г. русский поэт сам признавался в том, что его стихотворение «L’attente» (1841) написано в манере французского элегика: «Я дошел до того, что стал сочинять французские стихи, — о падение! Если позволите, я напишу вам их здесь; они очень красивы для первых стихов и в жанре Парни, если вы его знаете» [VI; 460]. В этом стихотворении, стилистически восходящем к поэзии П., встречаются те же мотивы (мотив напряженного, нетерпеливого ожидания любимой и мистический балладный мотив, когда лирическому герою чудится, что окружающая его темнота населена живыми существами).

Названные стихи свидетельствуют о хорошем знании Л. творческого наследия П. и о прекрасном владении нормами французского стихосложения (хотя, может быть, и небезупречном, т.к. французские читатели во французских стихах Л. обычно узнают иноземного поэта).

_Лит.: 1) Вольперт Л.И. Пушкин в роли Пушкина. Творческая игра по моделям французской литературы. — М.: Языки русской культуры, 1998. — 327 с.; 2) Гречаная Е. Две эмблемы французской культуры в России: Эварист Парни и Андре Шенье // Литературный пантеон: национальный и зарубежный: материалы российско-французского коллоквиума. — М.: Наследие, 1999. — С. 111–119; 3) Капустина Н.В. Творчество Эвариста Парни и проблема переходных явлений во французской поэзии конца XVIII — начала XIX века : дис. … канд. филол. наук. — М., 1990; 4) Луков Вл.А. Предромантизм. — М.: Наука, 2006. — 688 с.; 5) Федоров А.В. Творчество Лермонтова и западные литературы // ЛН. — М.: Изд-во АН СССР, 1941. — Т. 43–44. — С. 129–226; 6) Эткинд Е.Г. Поэзия Эвариста Парни // Парни Э. Война богов. — Л.: Наука, 1970. — С. 182–227; 7) OEuvres inédites d’Évariste Parny précédées d’une notice sur sa vie et ses ouvrages par M.

P.-F. Tissot. — Bruxelles, 1827._

А.Р. Ощепков