«РЫЛЕЕВ Кондратий Федорович» (1795 – 1826),

p.русский поэт, журналист, декабрист. Литературная известность к Р. пришла в 1820 г., после публикации в журнале «Невский зритель» стихотворной сатиры «К Временщику (Подражание Персиевой сатире К Рубелию)», направленной против А.А. Аракчеева. Среди друзей поэта в Петербурге — Ф.Н. Глинка, Н.И. Гнедич, А.А. Бестужев (Марлинскийю), Е.А. Баратынский, Н.И. Греч, Ф.В. Булгарин, О.М. Сомов, А.А. Дельвиг. Р. был знаком и переписывался с А.С. Пушкиным. Печатался в журналах «Благонамеренный», «Соревнователь просвещения и благотворения», «Сын Отечества» и др.. С 1821 г. — член Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. В 1823–1825 гг. совместно с А.А. Бестужевым издавал альманах «Полярная звезда». Фактически бывший одним из глав Северного общества декабристов и одним из активнейших участников восстания на Сенатской площади, Р. по приговору следственной комиссии был казнен.

После гибели Р. сохранялась память о его опубликованных сочинениях — в первую очередь о книге «Думы» (вышла отдельным изданием в Москве в 1825 г.), а также о поэме «Войнаровский» (отд. изд. — М., 1825 г.) и неоконченной поэме «Наливайко» (отрывки из которой были опубликованы в альманахе «Полярная звезда на 1825 г.»). Во второй половине 1820-х и в 1830-х гг. многие произведения поэта ходили в списках.

Интерес Л. к личности и творчеству Р. исследователи объясняют как семейными связями (Р. был дружен с двоюродным дедом Л., Аркадием Алексеевичем Столыпиным; в 1825 г. поэт посвятил стихотворение его вдове, Вере Николаевне Столыпиной), так и общим интересом юного Л.-поэта к гражданственным мотивам в романтической литературе. Б.Т. Удодов выделял два периода творческого диалога Л. с наследием Р. Непосредственное усвоение «уроков» гражданственного романтизма присутствует в ранний период творчества поэта. Так, отдельные реминисценции и отзвуки поэзии Р. присутствуют в юношеских произведениях Л: поэме «Кавказский пленник» (ср. с отрывком из незаконч. поэмы Р. «Палей», опубл.: «Северная пчела». 1825. 3 янв.), стих. «К Д[урно]ву» (ср. посвящение к поэме Р. «Войнаровский»), в набросках поэмы «Олег» (ср. думу «Олег Вещий» Р.).

Особое значение для Л. имели «Думы» Р. По-видимому, на поэта оказали влияние как сами стихотворения (ср. среди юношеских стих. Л. два обращения к этому жанру — «Наполеон (Дума)» и «Могила бойца (Дума)»), так и дискуссия вокруг жанра дум, инициированная в русской печати 1825 г. публикацией сборника Р.; обсуждалась жанровая природа и генезис произведений, их родство как с литературными (гимн, героида), так и с фольклорными жанрами. Вслед за Р. Л. сохраняет философско-историческую тональность дум. Его ранние думы близки образцам Р. и своими композиционными особенностями (А.С. Пушкин писал о них: «описание места действия, речь героя — и нравоучение», [9; 175]), и гражданственной тональностью. Однако, в отличие от «дум» Р., его образцы этого жанра менее рационалистичны и дидактичны; в конечном итоге в творчестве Л. дума сближается с исторической элегией, а затем и внежанровой поэтической медитацией (см. «Дума» («Печально я гляжу на наше поколенье…»), 1838).

По мнению исследователей, воздействие мотивов гражданственного романтизма поэзии Р. сказалось в стих. Л. «10 июля (1830)», «Новгород», «Опять вы, гордые, восстали…», «К***» («Когда твой друг с пророческой тоскою…»), а также в поэме «Последний сын вольности».

По мнению Б.Т. Удодова, в 13–14 строфах 1-й части «Демона», по-видимому, есть следы чтения неоконченной поэмы Р. «Гайдамак» (отрывок был опубликован в журнале «Соревнователь просвещения и благотворения», 1825. № 4. С. 97). Было выдвинуто предположение о Р. как адресате стих. «Великий муж! здесь нет награды…» (позднее отвергнуто).

Следующий этап творческого усвоения Л. поэтических «уроков» Р. — произведения поэта конца 1830-х — нач. 1840-х гг. Здесь уже редко встречаются непосредственные реминисценции (Б.Т. Удодов выделяет образ «надменного временщика» в «Умирающем гладиаторе» Л. и сатире «К временщику» (1820) Р., мотивы «суда потомства» у обоих поэтов). В этот период Л. выступает как продолжатель наметившихся у Р. в его гражданственной лирике мотивов одиночества и обреченности человека, избравшего путь чести; именно поэтому исследователи творчества Р. нередко говорят о нем как о своеобразном «предшественнике» Л. в оформлении трагического мироощущения героя-гражданина, особенно характерны в этом отношении «Стансы» Р. («Не сбылись, мой друг, пророчества…»; опубликованы в альманахе «Полярная звезда» на 1825 г.).

Лит.: 1) Архипов В. М.Ю. Лермонтов. Поэзия познания и действия. — М.: АН СССР, 1965. — С. 317–323; 2) Видишева В.П. Романтический герой в исторических поэмах К.Ф. Рылеева и раннего М. Ю. Лермонтова: Сопоставительный анализ стилевых пересечений // М.Ю. Лермонтов: Вопросы традиций и новаторства. — Рязань, 1983. С. 12–22; 3) Висковатый П.А. М.Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество. — М.: Типография Рихтера, 1891. — С. 84, 119, 183–184; 4) Владимиров П.В. Исторические и народно-бытовые сюжеты в творчестве М.Ю. Лермонтова. — Киев, 1892. — С. 5–6; 5) Закруткин В.А. Пушкин и Лермонтов. — Ростов н/Д., 1941. — С. 261–270; 6) Мануйлов В.А. Семья и детские годы Лермонтова // Звезда. 1939. — № 9. — С. 131–136; 7) Нейман Б.В. Лермонтов и декабристы // М.Ю. Лермонтов. Сборник статей. — М.: ОГИЗ, 1941. — С. 31–61; 8) Нейман Б.В. Русские литературные влияния в творчестве Лермонтова // Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова. Сб. 1. — М.: ОГИЗ, 1941. — С. 437–444; 9) Пушкин А.С. Полн. собр. соч; В 17 т. — М; Л., 1937. — Т. XIII. — Соколов А.Н. Очерки по истории русской поэмы XVIII и 1-й пол. XIX в. — М.: Изд-во Московского университета, 1955. — С. 590–592, 605. 10) Удодов Б.Т. О творческих связях М.Ю. Лермонтова и К.Ф. Рылеева // Индивидуальность писателя и литературно-общественный процесс: Сб. ст. — Воронеж: Воронежский университет, 1978. — С. 3–21; 11) Шувалов С.В. Влияния на творчество Лермонтова русской и европейской поэзии // Венок М.Ю. Лермонтову. — М; Пг.: Издание Т-ва «В.В. Думнов, Наследники Бр. Салаевых», 1914. — С. 307–308; 12) Эйхенбаум Б.М. Статьи о Лермонтове. — М; Л: худ. лит., 1961. — С. 13–14.

Т.А. Алпатова