АБАМЕЛЕК Анна Давидовна (1814–1889)

Княжна, дочь князя Давида Семеновича Абамелек и Марфы Иоакимовны (урожд. Лазаревой), сестра С.Д. Абамелека, родственника и сослуживца Л. Родители Анны Давидовны, князь Давид Семенович Абамелек (1774–1833) и Марфа Иоакимовна (Якимовна; 1788–1844; урожд. Лазарева), зная несколько языков, в том числе грузинский язык и родной армянский, в вопросах воспитания прислушивались к советам своих родных, в частности, тестя Иоакима (Екима, Якима, Оваким) Лазаревича Лазарева (1744–1826), основателя армянского училища в Москве (1815) для армянских и русских юношей, одного из его учредителей и первых попечителей преобразованного в 1827 г. Лазаревского института восточных языков, и решили, что все дети Абамелеков должны обучаться, среди прочих, и армянскому языку, о чем свидетельствуют сохранившиеся письма 1817–1823 гг. Марфы Иоакимовны к родителям. В письме от 16 декабря 1821 г. написано: «Начала учить Анюту мою по-армянски, и смею уверить вас, что никогда не упущу из виду целительные наставления ваши и первым долгом всегда буду считать, чтобы дети мои совершенно знали национальный язык свой» [6; 66–67]. Способности маленькой Анны к изучению языков проявились рано, о чем свидетельствует строчка из письма Марфы Иоакимовны от 11 августа 1822 г.: «для такого короткого времени она сделала <…> много успехов» [6; 67]. Дружески-родственные встречи детей семьи Абамелеков и Л. могли стать источником узнавания поэтом армянского мира (об этом повествуется в небольшом художественном рассказе М.В. Кравцовой «Княжна»).
А. отличалась красотой, умом, изящным вкусом и любовью к литературе; владела английским, немецким, французским, греческим языками, переводила на иностранные языки русскую поэзию и считалась одной из первых красавиц Петербурга. (Ее племянник, сын брата С.Д. Абамелека, Семен Семенович Абамелек-Лазарев (1857–1916), к которому она, не имея своих детей, очень тепло относилась, был одним из богатейших людей России и последним дореволюционным главой Армянской диаспоры Петербурга. С.С. Абамелек-Лазарев в память своем деде участнике Отечественной войны 1812 г. Д.С. Абамелеке организовал сбор пожертвований для сооружения памятника генералу М.И. Кутузову в Москве (РГАДА: извещение о подписном листе 1914 г.) [5; 290–291]). С.С. Абамелек-Лазарев был одним из богатейших людей России и последним дореволюционным главой Армянской диаспоры Петербурга.) 20 апреля 1832 г., когда А.Д. Абамелек было восемнадцать лет, А. назначили фрейлиной императрицы Александры Федоровны, жены Николая I. В 1835 г. А.Д. Абамелек вышла замуж за И.А. Баратынского (1802–1859; сенатор, генерал-лейтенант), брата русского поэта Е.А. Баратынского. Высокообразованной светской красавице А. в разное время посвятили стихи — А.С. Пушкин («В альбом княжне Абамелек»: «Когда-то [помню, с умиленьем]…», 1832), И.И. Козлов («В альбом княжны Абамелек»: «Восток горит в твоих очах…», 1832), П.А. Вяземский («Княжне Анне Давыдовне Абамелек», 1833; «Еще одно последнее сказанье», 1874), Каролина Павлова, урожденная Янишь («А.Д. Баратынской», 1858), И.П. Мятлев («Княжне А.Д. Абамелек»), и др.
Лето 1836 г. А.Д. Абамелек с И.А. Баратынским проводит в расквартированных в Царском Селе военных лагерях лейб-гвардии гусарского полка, где служили также корнеты — ее брат С.Д. Абамелек и Л. (прибыл 13 декабря 1834 г.; хотя он и жил в Петербурге, но приезжал в полк на учения и дежурства [4; 146–147]), о чем свидетельствует ее письмо от 10 (22) июля 1836 г., дополняемое акварельным рисунком поэта «Бивуак лейб-гвардии гусарского полка под Красным Селом» (1835) [6; 75–76]. (Здесь же, в Царском Селе, другая родственница Л., вдова кавказского генерала Ф.И. Ахвердова Прасковья Николаевна Ахвердова (урожд. Арсеньева) жила летом 1835 г. на своей даче, куда Л. заезжал по-родственному, о чем сообщается и в письме Е.А. Арсеньевой: «Я часто видаюсь с… Прасковьей Николаевной» [4; 149]).
Участие А. в судьбе Л. очевидно, как и отношение высшего света к ней в связи с ее стремлением помочь молодому дарованию поэта в сложившихся обстоятельствах. Через несколько лет после гибели Пушкина у Л. повторилась подобная дуэльная история: он дрался на дуэли с сыном французского посла Эрнестом де Барантом на том же месте, на Черной речке; по указанию императора сына посла выслали из России, а Л. должен был ехать на Кавказ. А.Д. Абамелек-Баратынская пыталась облегчить уготованную тем же указом участь опального Лермонтова. Расположение великой княгини Елены Павловны, супруги великого князя Михаила Павловича, также не повлияло на положительный исход дела и, в результате проявленного «излишнего усердия» А., Ярославский губернатор, участник Русско-турецкой войны 1828–1829 гг., генерал-майор И.А. Баратынский высочайшим повелением был назначен Казанским военным губернатором «с управлением и гражданскою частию» [2]. Теплота дружеских отношений, наблюдательность Л. и его поэтическое дарование отражены в автографе его стихотворения «Последнее новоселье» (1841). Поэт знал об известности дальней родственницы в высших кругах и рассчитывал на помощь и содействие в публикации этого стихотворения. Л. окончил школу Гвардейских прапорщиков в 1834 г., а стихотворение «Последнее новоселье» было написано в марте-апреле 1841 г., что свидетельствует о продолжительности знакомства и дружбы Л. с петербургской армянской семьей и праве поэта подарить автограф названного стихотворения. А.Д. Абамелек-Баратынская оставила след в культурной жизни России. В конце XIX в. С.А. Рачинский писал о ней: «Эта шутка остроумного автора “Курдюковой” (имеется в виду макароническое стихотворение поэта-юмориста И.П. Мятлева. — А.А.) была обращена к моей тетке Анне Давидовне Баратынской, известной в своей время красавице, воспетой Пушкиным и Козловым. Не одной красотою отличалась Анна Давидовна, но также — умом и любезностью и немалым стихотворным талантом. А.Д. Абамелек-Баратынская оставила след в культурной жизни России. Прекрасные ее переводы из поэтов германских и английских печатались в современных изданиях и были собраны в книжечке, изданной за границей» [1; 70–71]. Армянская красавица А. стала первой в истории России профессиональной женщиной-переводчицей, подписываясь под псеводонимом «a Russian Lady». В Бадене были опубликованы две книги Абамелек-Баратынской — книга на русском языке «Переводы немецких, английских и французских стихотворений» (с произведениями Гейне, Лонгфелло, Мура) и, вторая, на английском языке «Переводы русской леди из русских и немецких поэтов», куда были включены произведения Пушкина, А.Толстого, Лермонтова, Тютчева, Апухтина, Козлова, Гейне, Гейбеля, Фрейлиграта. Абамелек-Баратынская, сама читая «стихи художественно», в письме к Я.К. Гроту от 14 мая 1880 г. писала: «Я переводила для иностранных друзей то, что помнила наизусть, была одна и судией, и корректором своих трудов — не судите меня строго и примите уверения душевного уважения переводчицы» [2; 66].
_Лит.: 1) Амирханян М.Д. Пушкин и Армения. — Ереван, 2012. — 116 с. 2) Баратынский, Ираклий Абрамович // Русский биографический словарь : В 25 т. СПб.-М., 1896–1918. Т. 2. Алексинский — Бестужев-Рюмин.– СПб.: тип. Главного упр. уделов, 1900. С. 494–496. — 796 с. 3) Базиянц А.П. Над архивом Лазаревых: (очерки).– М.: Наука, 1982. С. 78–89. — 160 c. 4) Бунатян Г.Г. Город муз: Литературные памятные места города Пушкина. — СПб.: Лениздат, 2001. — 366 с. 5) Долгова С.Р. Генерал Давид Абамелек-Лазарев // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы: Материалы XII Всероссийской научной конференции (Бородино, 6–8 сентября 2004 г.). — М.: Полиграф сервис, 2005. С. 285–291. — 458 с. 6) Михайлова О.И. Портреты А.Д. Абамелек // Временник Пушкинской комиссии / АН СССР. Отделение лит. и яз. Пушкинской комис. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1986. Вып. 20. — С. 65–89. 7) Стефанович В. Переводчица русских и немецких поэтов // Русская литература. 1963. № 4. — С. 142–151.

А.М. Амирханян