ДАНТЕС Жорж Шарль (1812–1895).

Французский подданный, сын богатого эльзасского помещика, по протекции прусских родственников в 1834 г. был принят в Петербурге корнетом Кавалергардского полка. В светском обществе получил покровительство дипломатического представителя Нидерландов барона Л. Геккерна, благодаря которому получил голландское подданство, возможность носить фамилию Геккерна и был включен в голландское дворянство. Д. известен как убийца А.С. Пушкина.

Принадлежность Л. и Д. к одному кругу гвардейской молодежи позволяет предположить их знакомство (скорее всего, заочное). Подчеркивая свое презрительное отношение к Д., служба которого казалась весьма неисправной, а постоянные взыскания не мешали его карьере и отношению света, Л. замечал: «Je deteste ces chercheurs d’aventures» (перевод с фр.: «Я презираю таких авантюристов») [4; 26.].

Клеветнические слухи о Пушкине, защита Д. со стороны светского общества послужили поводом к созданию стихотворения «Смерть поэта» (1837), ставшего ответом на толки, омрачающие память Пушкина: «Подобный сотням беглецов, / На ловлю счастья и чинов / Заброшен к нам по воле рока; / Смеясь, он дерзко презирал / Земли чужой язык и нравы; / Не мог щадить он нашей славы; / Не мог понять в сей миг кровавый, / На что. он руку поднимал! . . » [II; 85.]. Сам Л. в объяснении Третьему отделению по поводу написанного стихотворения писал: «Я был еще болен, когда разнеслась по городу весть о несчастном поединке Пушкина. Некоторые из моих знакомых привезли ее и ко мне, обезображенную разными прибавлениями. Одни <…>рассказывали <…>, какими мелкими мучениями, насмешками он долго был преследуем и, наконец, принужден сделать шаг, противный законам земным и небесным, защищая честь своей жены в глазах строгого света. Другие <…> оправдывали противника Пушкина, называли его благороднейшим человеком, говорили, что Пушкин не имел права требовать любви от жены своей, потому что был ревнив, дурен собою, — они говорили также, что Пушкин негодный человек и прочее» [4, 45.]. В рукописи стихотворения помещен рисунок-карикатура пером, предположительно, изображающая портрет Д. (подробнее об этом рисунке см. в разделе «Изобразительное наследие М.Ю. Лермонтова»).

Решением Николая I состоялся суд над Д., он был разжалован в рядовые, затем выслан за пределы России. В дальнейшем Д. принял деятельное участие в политической жизни Франции, в качестве одного из самых бесстыдных слуг монархии был заклеймен в сатирах В. Гюго.

Трагическую гибель Л. на дуэли современники часто сравнивали с дуэлью Пушкина, а Мартынова — с Дантесом. Так, в письме Е.П. Ростопчиной к А. Дюма находим слова: «Лермонтов окончил жизнь в 28 лет, и тою же смертью, поэт, который один мог облегчить утрату, понесенную нами смертью Пушкина. Странная вещь! Дантес и Мартынов оба служили в кавалергардском полку» [1].

Лит.: 1) Перевод из французского письма Е.П. Ростопчиной к Ал. Дюма. «Le Caucaese, Nouvelles impressions de voyage par Alex. Dumas», 1859, Leipzig, pp. 261–262. 2) М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1979. — 672с; 3) Щеголев П.Е. Книга о Лермонтове. — Л.: Прибой, 1929. — Кн.1. — 328с; 4) Щеголев П.Е. Книга о Лермонтове. — Л.: Прибой, 1929. — Кн.2. — 248с.

К.А. Поташова