ДУБЕНСКИЙ Дмитрий Никитич (?—1863),

в декабре 1828 г. Л. писал из Москвы в Апалиху Марии Акимовне ШанГирей: «Милая тетенька!.. Экзамен кончился, и вакация началась до 8-го января, следственно она будет продолжаться 3 недели. Испытание наше продолжалось от 13-го до 20-го числа. Я вам посылаю баллы, где вы увидите, что г-н Дубенский поставил 4 русск. и 3 лат., но он продолжал мне ставить 3 и 2 до самого экзамена. Вдруг как-то сжалился и накануне переправил, что произвело меня вторым учеником» [3]. Л. был в это время воспитанником 4-го класса в Московском университетском благородном пансионе, а Д. преподавал там риторику, русский и латинский языки.

Д., магистр Московского университета, преподавал не столько собственно русский язык, сколько словесность и правила, «относящиеся ко всем родам сочинений». Особенное внимание обращал он на такие жанры, разработанные европейскими писателями ХVII—ХVIII вв., как «диалоги» и «характеры». Воспитанники пансиона издавна упражнялись в этих жанрах, в которых им образцами служили сочинения Фенелона, Фонтенеля и Лабрюйера. Д. был еще и одним из первых русских стиховедов, В 1828 г. он издал книгу — «Опыт о народном русском стихосложении», которая оказала на первые стихотворные опыты Л. определенное влияние. Д. доказывал превосходство народного стихосложения над книжной поэзией. «Для чего не искать нам, — писал он, — в старинных русских песнях законов и тайны стихотворного склада, не прислушиваться к народной поэзии» [1]. Д. щедро цитировал сборник Кирши Данилова, брал оттуда примеры из былин, песен. «Время заглянуть нам в свою национальную сокровищницу, — заключает он, — куда несколько поколений склали свои любимые привычки, родной быт, обычаи, доблести народные, проявя все это в простой самостоятельной пиитической форме, образовавшейся по такту сердца» [1]. Эти уроки хорошо запомнились Л. благодаря Поэт потом всегда стремился к разнообразию жанров и ритмов; у него немало стихотворений в духе народных песен и даже целая поэма («Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова»).

В 1823 г. Д. готовил к поступлению в Московский университет И.С. Тургенева, — он был одним из трех его домашних учителей. Тургенев впоследствии очень тепло вспоминал своего наставника, воспитывавшего его на сочинениях Карамзина, Жуковского и Пушкина, причем Пушкина он не ставил на первое место среди других писателей, но отмечал в нем «достоинство мыслей, звонкость языка и светлость идеи» [2].

Лит.: 1) Бродский Н.Л. М.Ю. Лермонтов: Биография, 1814–1832. — Т. 1. — М.: Гослитиздат,1945. — С. 70, 74, 97, 102, 114; 3) Мануйлов В.А. Летопись жизни и творчества М.Ю. Лермонтова / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. дом); Отв. ред. Б.П. Городецкий, М.—Л.: «Наука», 1964. — С. 22; 2) Висковатый П.А. М.Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество. — М.: Современник, 1891 (Собр. соч. под ред. Висковатого, Т. 6). — С. 41.

Мон. Лазарь (Афанасьев)