ГВОЗДЕВ Павел Александрович (1815–1851),

учился в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в 1836–1837 гг., где числился юнкером лейб-гвардии Егерского полка. В феврале 1837 г. он написал стихотворный ответ на стихотворение Л. «Смерть Поэта», который распространился в списках. В нем Г. пишет:
bq(.. Напрасно звук души печальной,
Как эхо порванной струны,
Раздался в песне погребально<…>
О нет! Поэт! твоей страны
Сердца покрыты зимней вьюгой,
Их чувства холодны, как лед,
Их души мертвые в кольчуге,
Им недоступен твой полет!..
<…>Твой стих свободного пера
Обидел гордое тщеславье,
И стая вран у ног царя
Как милость ждут твое бесславье <…> [1]

Ст. были смелые, хотя и несколько корявые. Ему припомнили их при следующем случае. Однажды в юнкерской школе, во внеурочный час, Г. читал книгу, развалясь в кресле. На замечание воспитателя он ответил, что сейчас не урок, и он может сидеть, как ему хочется. Воспитатель сделал еще какое-то замечание, вероятно — грубое, так как Г. спокойно назвал его подлецом и продолжал читать. Когда его вызвал директор школы, он ото всего отказался. Но когда директор попросил его признаться ему как отцу родному, а не как официальному лицу, дал честное слово, что все сохранит в тайне, Г. сознался, что назвал воспитателя подлецом. Директор, ничуть не задумавшись, нарушил честное слово, и в результате юнкер Г. был отдан в солдаты и сослан на Кавказ в Навагинский пехотный полк. Л., знавший Г., писал 18 июля 1837 бабушке: «То, что вы мне пишете о Гвоздеве, меня не очень удивило; я, уезжая, ему предсказывал, что он будет юнкером у меня во взводе; а впрочем, жаль его» [5]. На Кавказе они встретились, Л. отнесся к Г. дружески. Через год после ссылки, за отличие в сражениях, Г. был произведен в офицеры и немедленно вышел в отставку. Он стал служить в Петербурге по штатской части в канцелярии морского ведомства.
В июле 1841 г. он приехал в Пятигорск на воды. А.М. Меринский говорит в своих «Воспоминаниях о Лермонтове»: «П.А. Гвоздев <…> рассказал мне о последних днях Лермонтова. Восьмого июля он встретился с ним довольно поздно на пятигорском бульваре. Ночь была тихая и теплая. Они пошли ходить. Лермонтов был в странном расположении духа: то грустен, то вдруг становился он желчным и с сарказмом отзывался о жизни и обо всем его окружавшем. Между прочим, в разговоре он сказал: “Чувствую — мне очень мало осталось жить”. Через неделю после того он дрался на дуэли» [3].
Г. был, как и многие, потрясен гибелью поэта. В тот же день, когда пуля сразила Л., он написал ст. «Машук и Бештау» (в день 15 июля 1841 г.). Это был первый отклик на смерть Л.
Лит.: 1) Гвоздев П.А. Ответ Лермонтову на его стихи «На смерть Пушкина»: («Зачем порыв свой благородный…») // Puschkiniana / Сост. В.В. Каллаш. — Киев, 1902–1903. Вып. 2. — 1903. — С. 111–113; 2) Розанов И.Н. Лермонтов в поэзии его современников // ЛН, Т. 45–46. М.Ю. Лермонтов. — М.: Изд-во АН СССР, 1948. — С. 782–793; 3) Меринский А.М. Воспоминание о Лермонтове // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 170–177; 4) Недумов С.И. Лермонтовский Пятигорск. — Ставрополь: Ставропольское кн. изд-во, 1974. — С. 240, 268–269; 5) Лермонтов М.Ю. Письмо Арсеньевой Е.А. 18 июля 1837 г. Пятигорск // Лермонтов М.Ю. Сочинения: В 6 т., М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957 .Т. 6. Проза, письма. — 1957. — С. 439–440.

Мон. Лазарь (Афанасьев)