«ЮРЬЕВ Николай Дмитриевич» (1814 – ?),

p.пятиюродный брат Л. В 1820-е годы воспитывался (как и его брат) вместе с Л. в Тарханах. Впоследствии учился одновременно с поэтом в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, — в 1834 г. был выпущен в лейб-гвардии Драгунский полк, стоявший под Новгородом. Оттуда часто приезжал и останавливался по-родственному — у Е.А. Арсеньевой и Л. В 1835 г., после тщетных попыток уговорить Л. отдать в печать поэму «Хаджи Абрек», тайно отнес ее в «Библиотеку для чтения» О.И. Сенковскому и тот напечатал eе. «Лермонтов был взбешен» [1], — вспоминает А.П. Шан-Гирей. Без сомнения, Ю. от него досталось. Ю. был большой поклонник таланта Л. и пропагандировал его стихи у себя в полку. Он часто писал ему из полка. В одном из писем он сообщал, что его однополчане горят желанием познакомиться с ним лично.

В 1837 г. Ю. был одним из ревностных распространителей стихотворения «Смерть Поэта» (собственноручно делал копии) и свидетелем ссоры Л. с Николаем Столыпиным (см. выше очерк о нем и об этой ссоре) по поводу дуэли Пушкина с Дантесом.

В это время (конец 1836 — начало 1837 г.) с Ю. встречался беллетрист В.П. Бурнашев, который вел подробный дневник. Позднее, на основании этого дневника, он попытался восстановить события, невольно, как беллетрист, приукрашивая их, а точнее — несколько растворяя их в многословии, но в основе они верны, так как подтверждаются другими источниками. Ю. рассказал Бурнашеву о приезде к Л. доктора Арендта, о ссоре Л. с пришедшим после доктора Столыпиным о том, как после спора Л. стал что-то писать, ломая карандаши. «Я тотчас списал с этих стихов, не выходя из комнаты, пять или шесть копий, которые немедленно развез к некоторым друзьям, — рассказывал Ю. — Эти друзья частью сами, частью при помощи писцов, написали еще изрядное количество копий» [3]. Это были шестнадцать заключительных строк «Смерти Поэта». Уволен от службы по «домашним обстоятельствам» 30 января 1838г. Последний раз Л. упоминает Ю. в письме к С.А. Раевскому 8 июня 1838г.: «…О Юрьеве скажу тебе: вообрази, влюбился в актрису, вышел в отставку, живет у Балабина, табак и чай уж в долг не дают и 30.000 долгу, и вон из города не выпускают, — видишь: у всякого свои несчастия».

Лит.: 1) Шан-Гирей А.П. М.Ю. Лермонтов // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 33–55; 2) Потто В. Исторический очерк Николаевского кавалерийского училища, 1823–1873. — СПб.: в тип. Второго Отд-ния Собств. Е.И.В. канцелярии, 1873; Приложения. — С. 61; 3) Бурнашев В.П. Михаил Юрьевич Лермонтов в рассказах его гвардейских однокашников: (Из «Воспоминаний В.П. Бурнашева, по его ежедневнику, в период времени с 15 сентября 1836 по 6 марта 1837 г.») // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 208–233.

Мон. Лазарь (Афанаьсев)