КАРАМЗИНА Софья Николаевна (1802–1856).

Дочь Н.М. Карамзина от первого брака с Елизаветой Ивановной Протасовой, фрейлина. По воспоминаниям современников, именно Софья Николаевна в 1840-е гг. определяла атмосферу непринужденно-дружеского общения, царившую в карамзинском салоне. Софья Николаевна получила домашнее образование. Благодаря тому, что сам дух дома Карамзиных был пропитан литературой, она оказалась в центре литературнохудожественной жизни столицы. К. тепло общалась со своим дядюшкой П.А. Вяземским, была дружна с В.А. Жуковским, приходившимся дальним родственником ее матери, Е.И. Протасовой. Старшая дочь Карамзина была умна и начитанна, увлекалась светскими увеселениями Петербурга — в ее письмах брату Андрею, написанных во время его заграничных путешествий, можно найти настоящую светскую хронику той поры. А.Ф. Тютчева вспоминала: « <…> умной и вдохновенной руководительницей и душой этого гостеприимного салона была, несомненно, София Николаевна <…> доводя умение обходиться в обществе до степени искусства и почти добродетели». «Под этой некрасивой оболочкой скрывалась какая-то обаятельность, какая-то женственная грация, или, лучше сказать, грация мотылька; грация мотылька была и в ее уме, который так любил перелетать от одного предмета разговора на другой и порхать по цветущим верхам мысли, но больше всего грации мотылька было в ее счастливом детском характере, умевшем горячо и глубоко наслаждаться маленькими ежедневными радостями жизни и любившем видеть, как наслаждаются ими другие» [6].

После вхождения Л. осенью 1837 г. в карамзинских салон Софья Николаевна стала близким другом поэта. Она восторгалась его талантом, о чем писала уже после первого прочтения ст. «Смерть Поэта» брату Андрею Николаевичу в Париж: «в нем так много правды и чувства» [2]. К. одной из первых Л. доверил читать поэму «Демон». После прочтения этой поэмы в салоне Карамзиных Софья Николаевна писала сестре, Е.Н. Мещерской о таланте Л. как о «блестящей звезде, которая восходит на нашем столь ныне бледном литературном небосклоне» [4]. В альбом К. Л. было написано ст. послание «Любил и я в былые годы» — по определению исследователей, одно из наиболее «пушкинских» стихотворений Л.

К. относилась к Л. очень дружески. Именно поэтому бабушка поэта, Е.А. Арсеньева обратилась к ней 18 апреля 1841 г. с просьбой похлопотать через В.А. Жуковского перед императрицей о прощении Л. за дуэль с Э. Барантом. В период отлучек из Петербурга Л. вел переписку с К., сохранилось письмо поэта к ней от 10 мая 1841 г.

Лит.: 1) Арносон М., Рейсер С. Литературные кружки и салоны. — М.: Арграф, 2001. — 400 с.; 2) Измайлов Н.В. Пушкин и семейство Карамзиных //Пушкин в письмах Карамзиных 1836–1837 гг.— М.— Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — 350 с.; 3) Майский Ф.Ф. Лермонтов и Карамзины//М.Ю. Лермонтов: Сб. ст. и материалов,— Ставрополь: Кн. изд-во, 1960. — С.123–170; 4) Мануйлов В.А. Лермонтов и Карамзины // М.Ю. Лермонтов. Исследования и материалы. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1979. — С. 323–369; 5) Письма А.Н. Карамзина. 1847–1848 гг. Материалы по истории французской революции 1848 г. По материалам Крымского центрального архивного управления.— Л; М., 1935. — 52 с.; 6) Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания. Дневник / Пер. Е. В. Герье. — М.: «Захаров», 1928; Тютчева А.Ф. Воспоминания. — М., 2002. — С. 70–71.

Т.А. Алпатова