ЛOPEP Николай Иванович (1797 или 1798–1873).

Декабрист, член Северного и Южного обществ. Окончил кадетский корпус. В составе гвардии проделал кампании 1812, 1813 и 1814 гг. и брал Париж. С 1822 г. служит в Вятском пехотном полку, командиром которого был П.И. Пестель. Арестован в Тульчине и приговорен к двенадцати годам каторги, — вскоре сокращено было до восьми. Находился в Читинском остроге, на Петровском заводе. С 1832 г. на поселении в Кургане, откуда в июне 1837 г. отправлен рядовым на Кавказ в Тенгинский пехотный полк. В октябре 1840 г. получил офицерский чин и в 1842 г. вышел в отставку с запрещением въезда в столицы.

С Л. Лорер познакомился в конце 1840 г. в Тамани, когда поэт ехал в Анапу, в штаб Тенгинского полка. Лорер нанимал домик возле Фанагорийской крепости. Л. привез ему письмо и книгу («О подражании Христу» Фомы Кемпийского) от его племянницы А.О. Смирновой-Россет. Книга читалась А.О. Смирновой по совету Н.В. Гоголя. «С первого шага нашего знакомства Лермонтов мне не понравился, — вспоминал Лорер. — Я был всегда счастлив нападать на людей симпатичных, теплых, умевших во всех фазисах своей жизни сохранить благодатный пламень сердца, живое сочувствие ко всему высокому, прекрасному, а говоря с Лермонтовым, он показался мне холодным, желчным, раздражительным и ненавистником человеческого рода вообще, и я должен был показаться ему мягким добряком, ежели он заметил мое душевное спокойствие и забвение всех зол, мною претерпенных от правительства <…> Не могу отдать себе отчета, почему мне с ним было как-то неловко, и мы расстались вежливо, но холодно» [2].

Из этого можно понять, какое мрачное было у Л. настроение в это время. В своих записках, над которыми Лорер работал в 1860-е г., он рассказал о событиях лета 1841 г., происходивших в Пятигорске. «Гвардейские офицеры, — пишет он, — после экспедиции нахлынули в Пятигорск, и общество еще более оживилось <…> У Лермонтова я познакомился со многими из них и с удовольствием вспоминаю теперь их имена: Алексей Столыпин (Монго), товарищ Лермонтова по школе и полку в гвардии; Глебов, конногвардеец с подвязанной рукой, тяжело раненый в ключицу <…> Сергей Трубецкой, Манзей и другие. Вся эта молодежь чрезвычайно любила декабристов вообще… мы легко сошлись с ними на короткую ногу» [3].

Л. не сблизился с Лорером, но отношение декабриста к поэту изменилось к лучшему. Предыстория дуэли вряд ли была ему известна, и смерть Л. поразила его как гром среди ясного неба. Нa похоронах он был как представитель Тенгинского полка, в котором служил Л. (в Пятигорске случайно оказались представители всех полков, в которых он служил). Лорер высоко оценивает Л. как поэта: «Со смертью Лермонтова отечество наше лишилось славного поэта, который мог бы заменить нам отчасти покойного А.C. Пушкина» [3].

Лит.: 1) Морозова Г.В. Встречи Лермонтова с декабристами на Кавказе // Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова: Исследования и материалы: Сборник первый. — М.: ОГИЗ; Худ. лит., 1941. — С. 617, 618, 624–626; 2) Чистова И.С. О кавказском окружении Лермонтова: (По материалам альбома А.А. Капнист) // М.Ю. Лермонтов: Исследования и материалы. — Л.: «Наука» Ленингр. отд-ние, 1979. — С. 188; 3) Лорер Н.И. Из «Записок декабриста» // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 394, 401; 4) Гиреев Д.А., Недумов С.И. К истории знакомства Лермонтова с декабристами // ЛН, Т. 60. М.Ю. Лермонтов. — М.: Изд-во АН СССР, 1948. Кн. 1. — С. 511–514; 5) Недумов С.И. Лермонтовский Пятигорск. — Ставрополь: Ставропольское кн. изд-во, 1956. — С. 189–192, 228.

Мон. Лазарь (Афанасьев)