МУСИНА-ПУШКИНА Эмилия Карловна (1810–1846).

Жена графа В.А. Мусина-Пушкина, урожденная Шернваль, шведка. В тридцатых годах Мусины-Пушкины жили в Петербурге и Эмилия Карловна считалась одной из первых красавиц города. А.О. Смирнова писала, что «В Петербурге произвели фурор ее белокурые волосы, ее синие глаза и черные брови» [2]. Она не уступала в красоте Наталье Николаевне Пушкиной, с которой была в дружбе (они нередко навещали друг друга).

И.С. Тургенев, видевший Л. впервые именно в обществе Мусиной-Пушкиной, вспоминал: «Он поместился на низком табурете перед диваном, на котором, одетая в черное платье, сидела одна из тогдашних столичных красавиц — белокурая графиня Мусина-Пушкина — рано погибшее, действительно прелестное создание. На Лермонтове был мундир лейб-гвардии Гусарского полка; он не снял ни сабли, ни перчаток — и, сгорбившись и насупившись, угрюмо посматривал на графиню» [3].

В 1839 г. Л. посвятил Мусиной-Пушкиной шуточное стихотворение «Графиня Эмилия — / Белее, чем лилия <…>».

О чем так сумрачно думал Л., сидя на «низком табурете»? Несколько ранее — до гибели Пушкина — тут бывал кавалергард Дантес в своем красном мундире, графиня вообще симпатизировала кавалергардам. Недаром именно ей написал Вяземский в феврале 1837 г.: «Надеюсь, вы заперли для него свои двери (т.е. для Дантеса, — мон. Лазарь.). И даже рискуя поссориться с вами, должен откровенно сказать вам, что все эти покровительствуемые вами красные (т.е. кавалергарды в красных мундирах, — мон. Лазарь.), и все ваше красное море покрыли себя в этом происшествии позором. У них достало бесстыдства превратить эту историю в дело партии, в дело чести полка. Они оклеветали Пушкина, и его память, и его жену, чтобы защитить того, кто всем своим поведением уже был моральным убийцей Пушкина, а теперь и в действительности застрелил его» [4]. Может быть, на этом самом табурете в свое время и сидел Дантес, а на диване, рядом с Мусиной-Пушкиной — Наталья Николаевна Пушкина.

В.А. Соллогуб писал, что Л. был «страстно влюблен» в графиню, но вряд ли это так.

Лит.: 1) Мещерский А.В. Из моей старины: Воспоминания: Отрывки // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 373–378; 2) Смирнова А.О. Записки, дневник, воспоминания. — М.: Федерация, 1931. — С. 189; 3) Тургенев И.С. Из «Литературных и житейских воспоминаний» // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. — М.: Худ. лит., 1989. — С. 296; 4) Бартенев П.И. О Пушкине. — М.: Советская Россия, 1992. — С. 306; 5) Мануйлов В.А. Лермонтов в Петербурге. — Л.: Лениздат, 1964. — С. 245, 262; 6) Мануйлов В.А., Гиллельсон М.И., Вацуро В.Э. М.Ю. Лермонтов: Семинарий / Под ред. В.А. Мануйлова. — Л.: Гос. учеб.-пед. изд-во. Ленингр. отд-ние, 1960. — С. 237.

Мон. Лазарь (Афанасьев)