«НЕЧВОЛОДОВ Григорий Иванович» (1780 – ?),

p.русский офицер, последним местом службы которого был Нижегородский Драгунский полк, квартировавшийся в Грузии, в с. Караагаче, в 1820-40 гг.

Л. во время первой ссылки на Кавказ был направлен в этот полк и в окт. 1837 г. прибыл в Караагач. Есть сведения, что он тогда познакомился Г.И. Нечволодовым и его семьей, проживавших поблизости в с. Царские Колодцы (ныне г. Цители Цкаро). Подтверждением пребывания поэта в Кахетии является его картина маслом «Развалины близ села Караагач в Кахетии» [1; 2; 3].

Н. — человек с удивительной биографией. Избрав военную карьеру подростком, благодаря своему дяде, суворовскому ветерану, он участвовал в суворовском походе в Италии, в покорении Альп и Чертова моста. За эту компанию получил чин майора и награды.

Горячая натура Н. создавала в его жизни немало проблем. После дуэли со смертельным исходом для знатного участника поединка лишился чинов и орденов и сослан на север в с. Колу. Оттуда бежал в Англию, где намеревался завербоваться волонтером в колониальное войско; избежать этого помог русский посланник Воронцов. Он же хлопотал перед императором Александром I о прощении Н. Помилование было получено, но без суворовских наград. Н. активно участвует в разных операциях; в войне с Наполеоном, был ранен и контужен, но возвращался в строй. В 1813 г. он опять майор Павлодарского Гусарского полка и в сражении под Лейпцигом вернул себе прежние и получил новые награды.

Женился по пылкой любви на польской графине красавице Тышкевич. Как азартный игрок проиграл большую сумму казенных денег, за что в 1822 г. снова разжалован и сослан на Кавказ рядовым в Нижегородский полк. В Кавказской войне Н. показал себя с самой лучшей стороны, и за отличие в боях сам Ермолов просил у Императора о его полном прощении, но был произведен только в прапорщики, а в дальнейшем заслужил следующие чины и вернул все награды. 10 окт. 1837 г. вышел Высочайший приказ: «…Государь Император при осмотре «…» двух дивизионов Нижегородского Драгунского полка «…» объявляет полную и совершенную признательность командирам дивизионов «…» подполковникам «…» Нечволодову» [4].

В 1840 г. Н. уходит в отставку на основании Высочайшего приказа от 22 авг.: «увольняется от службы Нижегородского Драгунского полка подполковник Нечволодов с мундиром и пенсионным полного жалованья» [4]. Судьба военного, почти непрерывно участвующего в боевых действиях, не благопрепятствовала нормальной семейной жизни; супруга жила в столице и редко видела своего мужа. Детей они не имели, и жена предложила удочерить сиротку пусть даже кавказского происхождения.

Так Нечволодовым была взята на воспитание девочка черкешенка, оставшаяся сиротой. Чтобы воссоединиться всей семье, приемная мать прибыла на Кубань, где находились муж и девочка, а затем все отправились в Кахетию на его место службы. По дороге графиня внезапно скончалась от инфаркта, и отец с приемной дочерью прибыли в свой полк и поселились в с. Царские Колодцы. До 1830 г. он был вдовцом, а после женился на своей повзрослевшей воспитаннице Екатерине Григорьевне. Дом этой семьи стал центром притяжения для многих служивых людей и не только. Его посещали разные интересные знаменитые гости. Здесь во время путешествия в Арзрум побывал А. С. Пушкин, а в 1837 г. — Л. Доказательством последнего факта служит относительно недавно появившиеся мемуары Спиридона Чавчавадзе (на груз яз.) Этот человек служил в Нижегородском полку, а в 1917г. эммигрировал во Францию в чине генерал-майора. В 1940 г. вернулся на родину в Грузию в преклонном возрасте и написал свои воспоминания [5].

Исследователи биографии семьи Нечволодовых получили важные сведения о знакомстве с нею Л. Есть предположения, что Н. стал прототипом лермонтовского Печорина. Автор романа пишет по поводу службы своего героя: «…его назначили в е…й полк, он уехал в Грузию…» Этим неназванным полком мог быть лишь единственный 42-й Егерский полк, располагавшийся в Царских Колодцах.

У Нечволодовых обнаружены потомки, которые сохранили некоторые семейные реликвии — портреты и виньетку. Последняя представляет интерес, т.к. на ней изображены замкнутым кругом несколько лиц, среди них — Л. Автор виньетки неизвестен и выбор людей на ней (Колюбакин, Альбрант, Бебутов и Волков) не ясен. Эти люди — ветераны Нижегородского полка, и Л. был с ними, вероятно, знаком. Возможно, они как-то связаны с персонажами лермонтовских произведений. Дата смерти Н. не установлена, можно полагать, что это случилось не позднее 1845 г. когда и полк, и все русское население покинули Караагач.

Лит.: 1) Назарова Л.Н. Нечволодовы //ЛЭ. — С. 339-340; 2) П. Леснов «Загадки кавказского странствования» // Отчизна, М., 1984. № 10. — С.44; 3) Попов А.В. «Лермонтов на Кавказе» — Ставрополь «Ставр.кн.зд.», 1954. — С.75; 4) Вопросы биографии М.Ю. Лермонтова. Научн. — публикаторский ж. / Сост. и гл. ред. Д. А. Алексеев — М. — Воронеж 2007. — С. 244, 253; 5) Леснов П. «Лермонтов и Катенька Нечволодова»// Сов. культура. — М., 1981. 21 авг. — С. 6.

Е.Н. Фадичева