«ПЛАКСИН Василий Тимофеевич» (1795 – 1869),

p.в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в 1832-1834 годах словесность преподавал профессор Талызин, сменив¬ший на этом посту П.А. Плетнёва. А только в последний год учения Л. на этой кафедре появился Плаксин. Ранее он был преподавате¬лем в иезуитском пансионе Муральта (здесь учились, как правило, дети высшей аристократии, – пансион был весьма моден), затем в Петер¬бургском университете, откуда был в числе других профессоров и преподавателей изгнан после «разбора», учинённого им (и студентам, которых было исключено тридцать человек) попечителем С.-Петербургского учебного округа Д.П. Руничем, которому содействовал министр про¬свещения А.Н. Голицын. Рунич открыл, изучив положение в университете, что там совершенно уничтожен дух православия. Плаксин вынужден был стать на какое-то время простым чиновником-канцеляристом. В 1827 г. он получил разрешение читать курс словесности в военно-учебных заведениях столицы и в Академии художеств. Из последней он пришёл в Юнкерскую школу.

С конца 1820-х годов Плаксин сотрудничает в журналах, публикуя рецензии. В 1832 г. по решению Российской академии был выпущен его «Краткий курс словесности, приспособ-ленный к прозаическим сочинени¬ям» (переиздано в 1835 и 1843 гг.). В следующем году Плаксин напечатал «Руководство к познанию истории литературы» (переизданное в 1846 году под названием «Руководство к изучению истории русской литературы»). В 1835-м напечатал в «Сыне отечества и Северном архиве» большую статью «О народности в изящных ис-кусствах и преимушественно в словесности» и выпустил совместно с Галичем двухтомный сборник научных статей, обзоров и рецензий под название «Летопись факультетов на 1835-й год». Участвовал Плаксин и в «Энциклопедическом лексиконе» Плюшара.

Итак, с Л. Плаксин имел дело только в 1834 году, вероятно не более двух-трёх месяцев зимой и весной. Один из товарищей поэта по школе вспоминал, что «в год своего производства в офицеры Л. представил нашему преподавателю русской словесности Плаксину <…> сочине-ние своё в стихах «Хаджи Абрек», по прочтении которого Плаксин тут же на кафедре, поднявшись со стула, торжественно произнёс: “Приветствую будущего поэта России!”» [1].

В этом году по заданию Плаксина Л. написал «Панораму Москвы». Сохранилась тетрадь Лермонтова с конспектом лекций Плаксина по литературе. В своих воспоминаниях – «Голос за прошедшее» – Плаксин мало правдив (он пишет, в частности, будто читал в Юнкерской школе «Демона» и «в качестве учителя делал свои замечания» [1], что ещё учась, Л. написал «Монго» и т.п.). После смерти поэта Плаксин написал о нём несколько статей. Он не принял обличительного пафоса «Думы», не нашёл «высокого искусства» в «Герое нашего времени». Плаксину нравились лишь «Хаджи Абрек», «Мцыри» и несколько стихотворений, среди них «Бородино» и «Русалка». Он считал Л. поэтом «сильным, смелым», но всё же не могущим сравниться с Пушкиным.

Лит.: 1) Манвелов Н.Н. Воспоминания, относящиеся к рисункам тетради М.Ю. Лермонтова // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. – М.: Худ. лит., 1989. – С. 183–186; 2) Плаксин В.Т. Голос за прошедшее // Сборник литературных статей, посвященных русски-ми писателями памяти покойного книгопродавца-издателя А.Ф. Смирдина. – СПб.: Тип. Имп. Акад. Наук, 1858. Т.1. С. 304; 3) Бильдерлинг А.А. Лермонтовский музей в Петербурге в Николаевском кавалерийском училище. «Русская старина», 1890. № 2. – С. 592–593; 4) Назарова Л.Н. Лермонтов в Школе юнкеров. – В кн.: М.Ю. Лермонтов: Исследования и материалы. – Л.: «Наука» Ленингр. отд-ние, 1979. – C. 139–152.

Мон. Лазарь (Афанасьев)