ВАСИЛЬЧИКОВ Александр Илларионович (1818– 1881),

князь, сын пред. Государственного совета и Комитета министров, действительный статский советник, церемониймейстер, экономист, новгородский губернский предводитель дворянства, общественный деятель и писатель. Окончил в 1839 г. Санкт-Петербургский университет по юридическому факультету и был определён во II Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. В 1838–1839 гг. познакомился с Л.
В 1840–1841 гг. был командирован с сенатором бароном П.В. Ганом для введения в Закавказье нового административного устройства. Лето 1840 г. провёл в Кисловодске, где в июне и августе– сентябре встречался с Л. В 1841 г. возвращаясь из Тифлиса в Санкт Петербург заболел и остался на лечении в Пятигорске, где и был секундантом Л. на последней дуэли. Со слов Н.С. Мартынова, В. был секундантом и на первой дуэли Л. с Барантом.
В. был брюнетом высокого роста, «с могучим голосом, — как писал современник, — человек прекрасного сердца <…> но недалёкого ума» [5]. К концу учения в университете он стал посещать собрания лермонтовского «Кружка Шестнадцати». По окончании учения определен по просьбе отца — председателя Государственного совета и Комитета министров — в престижную комиссию барона Гана по введению новых административных порядков в Закавказье, участникам которой впоследствии раздали множество наград. В., в частности, был повышен в чине.
Летом 1840 г. виделся с Л. в Кисловодске. В июне 1841 г. он появился в Пятигорске и тут нашёл многих своих знакомых, среди них и Л. Встречи в Пятигорске неожиданно и резко выявили их чуждость друг другу. Л. открыл в нём что-то такое, что глубоко раздражало его. В., считая это недоразумением, попытался наладить отношения. «Он, — пишет мемуарист, — зная силу сарказма Лермонтова, первоначально ухаживал за ним, часто бывал у него и с ним на прогулках и в гостиных общих знакомых, выслушивал, не обижаясь, от него всевозможные шутки, остроты и замечания, отшучивался, в свою очередь, как Господь Бог положит на душу» [5].
Л. откровенно не щадил его. По этой причине В. редко появлялся на тех вечерах, где бывал поэт, но отношений с Л. он не порывал. Л. приписывают две эпиграммы на В. «Велик князь Ксандр» и «Наш князь Василь — Чиков по батюшке» (возможно, что их автор П.К. Мартьянов).
В. оказался почти в таком же положении, как и Мартынов, но у него было больше выдержки и, очевидно, здравого смысла. Это сходство его с Мартыновым в отношении к Л. часто давало повод лермонтоведам считать его подстрекателем Мартынова и даже вообще мстительным, желавшим Л. смерти человеком.
В. оставил воспоминания о дуэли (1872), к-рые повторяют материалы военно-судного дела. В частных беседах с главным редактором журнала «Русская старина» М.И. Семевским и биографом Л. П.А. Висковатовым менял свои показания и по-разному объяснял обстоятельства поединка: выставлял себя сторонним наблюдателем, ответственность за гибель поэта возлагал на А.А. Столыпина (Монго) и кн. С.В. Трубецкого, о которых в более ранних своих показаниях умалчивал. В 1870-е гг. В. прилагал все усилия к тому, чтобы выглядеть другом Л. Конечно, трудно добраться до истины, не нужно спешить с обвинениями. Этим обвинениям способствовали и мемуары В.: они осторожны, полны противоречий и слишком снисходительны в отношении Мартынова. Он обрисовал события так, будто Л. сам «напросился» на дуэль, поставил своего недруга в такое положение, что тот просто не мог не вызвать его, а потом «не мог» поддаться на уговоры кончить всё миром. В. до самой смерти Мартынова не сообщал в печати о том, что Л. до выстрела Мартынова поднял свой пистолет вверх дулом, показывая своё нежелание стрелять. Секунданты, в том числе и В., были прощены. Генерал-аудиториат приговорил В. к месячному заключению в крепости, а Император повелел 3 января 1842 г. В. «простить во внимании к заслугам отца». Легко отделался и Мартынов. Роль В. в событиях дуэли остается неясной.
_Лит.: 1)Алексеев Д.А. Дуэль Лермонтова с Мартыновым. Изыскания и материалы. — М.: Деревлехранилище, 2013. — 264 с.; 2) Арнольди А.И. Лермонтов в записках А.И. Арнольди. Публикация, введение и примечение Ю. Оксмана // ЛН.– Т. 45–46. – С. 436, 449–476; 3) Висковатый П.А. М.Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество. — М.: Современник, 1891 (Собр. соч. под ред. Висковатого, Т. 6. — С. 396, 401, 403–405; 4) Герштейн Э.Г. Лермонтов и «Кружок шестнадцати» // Жизнь и творчество М.Ю. Лермонтова: Исследования и материалы: Сборник первый. — М.: ОГИЗ; Худ. лит., 1941. — С. 101–102; 5) Герштейн Э.Г. Судьба Лермонтова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Худ. лит., 1986. — С. 161–181; 6) Мартьянов П.К. Дела и люди века, Т. 1–3. — СПб.: Тип. Р.Р. Голике, 1893–1896. Т. 2. — С. 43, 60–61, 66, 71, 78, 81, 83, 87–88, 95–96, 98–100;7) Недумов С.И. Лермонтовский Пятигорск. — Ставрополь: Ставропольское кн. изд-во, 1974. — С. 234–235, 238; 8) Федорченко В.И. Свита российских императоров. — М.: АСТ, 2005. Кн. 1. — С. 147–148; 2) Дуэль Лермонтова с Мартыновым. По материалам следствия и военно-судного дела 1841 г. Сост. Д.А. Алексеев — М.: Русслит, 1992. — 96 с.; 9) Яковкина Е.И. Последний приют поэта. — Ставрополь: Ставропольское кн. изд-во, 1975. 3 изд. — С. 61.

Д.А. Алексеев, Мон. Лазарь (Афанасьев)