ВЯЗЕМСКИЙ Павел Петрович (1820–1888),

сын Петра Андреевича Вяземского. Когда он был мальчиком, Пушкин, будучи близким другом его отца, посвятил ему шуточное стихотворение: «Душа моя Павел…». Впоследствии В. написал воспоминания о Пушкине.
В 1833–1841 гг. В. встречался с Л. у Карамзиных, Виельгорских и в других домах. Он был в это время студентом Петербургского университета, изучал философию и экономику, но мечтал о военной службе. Л., сам, в общем-то, военной службы не любивший и постоянно мечтавший об отставке, шутя разжигал в юном В. интерес к офицерскому быту, особенно к гусарскому с его традиционными пирушками. Это не нравилось отцу В. — Петру Андреевичу, он считал, что Л. плохо влияет на его сына.
В. с детства был окружен литераторами, начиная с его отца — поэта и критика. В доме их — в Москве и в Остафьеве — была великолепная библиотека. Незаметно, с ранних лет, возник в Вяземском интерес к поэзии. Ст. Л. ему очень нравились, и он постоянно искал случая встретиться с поэтом, «бегал» за ним. 12 апреля 1841 г. В. был на проводах Л. у Карамзиных, и Л. здесь же (это было днем, до основного сбора гостей), по его просьбе, перевел ст. Гейне «Сосна и пальма» (33-е стихотворение цикла «Лирическое интермеццо» из «Книги песен»). По пути на Кавказ поэт доработал свой перевод, — так возникло ст. «На севере диком стоит одиноко…». А В. — впоследствии — перевел на французский язык два ст. Л.: «Тучи» и «Есть речи — значенье…».
В 1887 г. В. опубликовал в журнале «Русский архив» «Письма Омэр де Гелль», выдав их за подлинные, — все эти его выдумки вошли в лермонтоведение, мало того — в литературу, так как появились романы о Л. (напр. К. Большаков,«Бегство пленных, или История страданий и гибели Михаила Лермонтова», 1930), в театр и кино. На основании этих писем и записок долгое время считалось, что Л. в 1840 года был близко знаком с женой французского путешественника Жанной-Аделью Омэр де Гелль, и что поэт ездил в октябре того же г. из действующего отряда в Чечне для свидания с нею в Крым (это будто бы потребовало бешеной гонки туда и обратно). Эти письма были собраны в книгу и изданы в 1933 г., но вскоре была установлена их ложность. Записки эти — блестящая мистификация, В. сочинил их сам. Были найдены и его рабочие черновики. Есть мнение, что В. хотел эти материалы положить в основу задуманного им романа. На французском языке существуют другие, подлинные записки Омэр де Гелль, и она действительно была в России, но в них нет ни слова о Л.
Лит.: 1) Майский Ф.Ф. Лермонтов и Карамзины // М.Ю. Лермонтов. Сб. ст. и материалов. — Ставрополь: Ставропольское кн. изд-во, 1960. — С. 138–139; 2) Герштейн Э.Г. Судьба Лермонтова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Худ. лит., 1986. — С. 11, 112; 3) Каплан Л. П.П. Вяземский — автор «Писем и записок» Омэр де Гелль // М.Ю. Лермонтов / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — М.: Изд-во АН СССР, 1948. — Кн. II. С. 761–766. — (ЛН; Т. 45/46).

Мон. Лазарь (Афанасьев)