ЛЕРМОНТОВ КАК ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПЕРСОНАЖ

Первое произведение, прототипом главного героя которого стал Л., была повесть В.А. Сологуба «Большой свет» (в 1839 г. писатель ее читал, а в 1840 г. опубликовал в «Отечественных записках»).

В ней поэт был выведен под именем Леонин. По признанию В.А. Сологуба, в повести он изобразил светское значение поэта, однако Л. не признал себя в данном персонаже.

В повести «Большой свет» были использованы сюжетные повороты, мотивы, система образов, которые впоследствии составили основу «лермонтовского сюжета»: военная служба, любовные увлечения, светские успехи, дуэльная история, дружба со «светским львом», незначительное происхождение, взаимоотношения с бабушкой, сиротство. Леонин изображался как заурядный офицер, вздорный, капризный, конфликтный молодой человек, который, попав в водоворот света, потерял себя, стал его игрушкой. Леонин В.А. Сологуба лишен творческого дара. В последующей литературе все эти мотивы будут воспроизводиться, но получат иную трактовку. В.А. Сологуб позже вернется к этому герою в повести «Бал. Из дневника Леонина».

Большое влияние на произведения, в которых Л. выступает как литературный персонаж, оказала мистификация Павла Петровича Вяземского «Письма и записки» Омер де Гелль» (1887). В ней Л. изображался как «гордый, одинокий и загадочный романтический гений, способный на экстравагантные поступки и насмешливо глядящий на светскую толпу» [1; 10].

Такой взгляд на взаимоотношения поэта и толпы совпадал с тем, что вычитывалось в произведениях Л., соединялось с поведенческими стратегиями его героев, подтверждалось данными мемуаристов (в это время идет активный сбор биографических сведений о Л.). Позже большое влияние на понимание судьбы Л., его предназначения, смысла его творческих исканий оказали статьи представителей серебряного века. Именно они укоренили в массовом сознании представление о Л. как неразгаданном поэте, который ведет спор с небом. В то же время получила развитие линия, раскрывающая демоническую природуличности Л. Она восходит к Вл. Соловьеву, который считал Л. родоначальником того комплекса идей, которые воплотились в ницшеанстве.

В литературе XX–XXI вв. сосуществуют две взаимоисключающие тенденции в трактовке образа поэта: «демоническая» и «героическая». В первом случае Л. изображается как порочный, избалованный, эгоистичный, ни к кому по-настоящему не привязанный тип. Однако чаще Л. понимается как человек, идущий против обстоятельств, непонятый, одинокий гений, мучительно ищущий реализации своего жизненного предназначения. Однако в произведениях о поэте часто раскрывается не его личность, а сказываются требования времени и социальный заказ.

В развитии «лермонтовского сюжета» намечается несколько этапов.

Рубеж 1920-30-х гг. В это время С.Н. Сергеев-Ценский пишет пьесу «Поэт и чернь» (1927), одноименную повесть (1928), повесть «Поэт и поэтесса» (1930), повесть «Поэт и поэт» (1931).

В 1933 г. он объединил их в роман в трех частях «Мишель Лермонтов». В 1937 г. создает пьесу «У гроба Пушкина».

В 1928 г. появляется повесть Б.А. Пильняка «Штосс в жизнь». В 1929 г. – повесть К.А. Большакова «Бегство пленных, или История страданий и гибели поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова». В 1932 г. — «13-я повесть о Лермонтове» П.А. Павленко.

Эти произведения во многом навеяны мистификацией П.П. Вяземского. Л. в них показан как изгнанник, находящийся в противостоянии с царским режимом, он остро реагирует на несправедливость, близок с простым народом. Весь ход событий ведет его к дуэли.

Произведения С.Н. Сергеева-Ценского были подвергнуты серьезной критике, так как образ Л. в них был лишен психологической глубины и сложности, окружение изображалось резко оценочно. В основе повестей лежали воспоминания мемуаристов, которые излагались в драматизированной форме. Но еще большей неудачей была повесть П.А. Павленко. В ней тенденциозно изображались военные действия на Кавказе, присутствовали сцены жестокости и насилия, натуралистические детали. Повесть была изъята из библиотек. Б.А. Пильняк тоже опирается на мемуарные свидетельства, письма Л., его произведения. Ему интересен Л. как творческая личность. В повести он совмещал прошлое и настоящее, а сюжеты Л. погружает в современность.

В 1936-1941 гг. Б.А. Садовской работает над романом «Пшеница и плевелы», «мифологической биографией» Л. [3]. Б.А. Садовской искажает факты, придумывает несуществующие события, нарушает хронологию. В романе происходит оправдание Мартынова, миссия которого, по мнению писателя, состояла в том, чтобы избавить мир от поэта с искаженными сознанием и моралью.

В 1950-е гг. образ Л. разрабатывается в «малых» жанрах: К.Г. Паустовский пишет «Разливы рек» (1953), Ю. Казаков — «Звон брегета» (1958). В них Л. не столько действующий, сколько рефлексирующий персонаж. Для рассказов о Л. характерна сосредоточенность на одном событии, которым чаще всего становится ситуация встречи: случайной встречи в пути с М. Щербатовой в рассказе К.Г. Паустовского, несостоявшейся встречи с Пушкиным в рассказе Ю.П. Казакова.

Паустовский показывает Л., погруженным в жизнь, его истинный характер раскрывается через отношение к простому человеку. С этой целью введены два персонажа – нищий солдат, георгиевский кавалер, и девочка-сирота, которая сопровождает его. Поступки Л., он сам показаны через восприятие любящей его женщины.

В рассказе Ю.П. Казакова действие происходит в день пушкинской дуэли. Писатель тонко передает психологическое состояние героя, решившегося на визит к поэту. С помощью пейзажных, звуковых деталей, сна Л., его диалогов с другими людьми создается настроение тревоги, надвигающейся трагедии.

Та же погруженность во внутренний мир поэта, стремление передать сложность его переживаний, показать его взаимодействие со своим временем характерна для литературы 1970-х гг. В 1970-1975-е Г. Гулиа создает книгу-роман «Жизнь и смерть Михаила Лермонтова», в 1973 году выходит в свет повесть А. Титова «Лето на водах», в журнале «Смена» — повесть Б. Ахмадуллиной «Лермонтов. Рукопись из архива семейства Р.» (в 1965 году она написала эссе «Пушкин. Лермонтов») [2], в 1976-78 гг. Б.Ш. Окуджава пишет роман «Путешествие дилетантов».

В романе Г. Гулиа появляется библейский контекст, реальное историческое время соотнесено с временем сотворения мира. Акцентируется пророческая миссия Л. Важную роль в книге играет субъективное восприятие автора, который проходит те же пути, что и поэт.

Повесть А. Титова посвящена дуэльной истории с Барантом и обстоятельствам последней ссылки. Она отличается стремлением к точному воссозданию исторического контекста; внутренние переживания Л., его монологи строятся на использовании мотивов, образов и цитат из произведений поэта.

В повести Б. Ахмадуллиной совмещены история и современность, в ней используются элементы фантастики. Главным конструктивным приемом становится принцип фрагментарности, позволяющий соединить в одном повествовании записки Мартынова, переписку с П.Г. Антокольским, зарисовки современного «водного общества» и пр. Главной темой повести является психология предательства.

В «Путешествии дилетантов» Б.Ш. Окуджавы действие происходит после гибели Л., однако главный герой Мятлев ощущает его присутствие. В своих записках («Memoires») о поэте он ведет свой диалог с царем, предъявляет счет власти.

В 1994 г. вышел в свет роман Овидия Горчакова «Если б мы не любили так нежно» («Исторический роман о Джордже Лермонте, родоначальнике русского рода Лермонтовых и его смутном времени»). В нем была предпринята попытка создать документально-художественное повествование о предке Л. Этим романом открывался цикл «Сага о Лермонтах». На основе архивных материалов, в том числе из шотландских архивов, воссоздавалась история рода Л. и прежде всего Георга (Джорджа) Лермонта. О. Горчаков использует прием мистификации — представляет данный текст как найденную в библиотеке Ватикана рукопись неизвестного романа Л. с предисловием А. Столыпина (Монго).

В настоящее время отчетливо выявляются две тенденции. С одной стороны, появляются произведения, представляющие собой интерпретацию лермонтовских сюжетов и его героев. С другой — судьба Л. становится сюжетом массовой литературы. Лермонтовский пласт присутствует в произведениях В. Маканина, Нины Садур, Сухбата Афлатуни, Тимура Пулатова и др. В 1998 году Анатолий Королев опубликовал коллаж «Дама пик» с главным героем Печориным. В 2010 году вышел в свет роман Акунина Б. (А. Брусникина) «Герой иного времени», действие которого происходит через год после гибели Л.

Характерны два произведения о судьбе Л., которые отражают магистральные тенденции современной массовой литературы: бурное развитие жанра фэнтези и коммерческой (бульварной) литературы. Роман Е. Хаецкой «Мишель» (2006) представляет первую тенденцию. Двойственность Л. автор объясняет наличием двух реальных людей — Мишеля и Юрия. Позже Е. Хаецкая выпускает биографию «Лермонтов», рассчитанную на широкого читателя. Документы, мемуарные свидетельства, биография Висковатова и работы лермонтоведов пропущены через сознание современного человека, наделенного циническим умом и ироническим взглядом.

В 2012 г. появилась книга М. Казовского «Лермонтов и его женщины: украинка, черкешенка, шведка…», представляющая собой бульварный вариант лермонтовской биографии. Интерес автора сосредоточен на любовных увлечениях Л., в романе нет исторической и психологической достоверности.

В 2014 г. — в год 200-летия со дня рождения Л. — начал формироваться «мистический» вариант «лермонтовского сюжета», а в массовое сознание стала внедряться формула «проклятие Лермонтова». Астролог Павел Глоба оповестил о работе над романом о Л., в котором предполагает раскрыть мистические моменты биографии поэта, обусловленные его шотландскими корнями.

Лит.: 1) Немзер А. «Затянувшаяся шутка (О Павле Петровиче Вяземском и других «сочинителях» этой книги) // Вяземский П.П. Письма и записки Оммер де Гель. — М.: Худож. лит.,1990.– С. 5-22; 2) Радецкая М.М. Повести о Лермонтове 1973 г. и некоторые проблемы развития советской историко-биографической прозы // Вопросы специфики жанров художественной литературы. — Минск: [б/и], 1974. — С. 44-45; 3) Пяткин С.Н. Роман Б.А. Садовского «Пшеница и плевелы» как мифологическая биография Лермонтова // Известия Уральского федерального университета. Серия 2. Гуманитарные науки. 2013. № 2 (114). — С. 18–29.

И.С.Юхнова