ЛЕРМОНТОВ ВО ФРАНЦИИ

Французы знакомятся с поэзией Л. с середины 1840-х гг., но первым упоминанием о Л. во Франции можно считать сочинение А. де Кюстина «Россия в 1839 году» (Париж, 1843) где без упоминания имени поэта говорилось о его ссылке [1; 721]. В посмертном сборнике Э. Мещерского «Русские поэты, переведенные французскими стихами» («Les poètes russes, traduits en vers français», t. 2, P., 1846) был опубликован перевод ст. «Поэт» и биографическая заметка о Л. В популяризации Л. во Франции большую роль сыграл Ежен Мельхиор де Вогюэ, отмечавший, что «Лермонтов-прозаик не уступает Лермонтову-поэту» [1; 756]. При анализе творчества Л. пристальное внимание уделялось не только объективным условиям, формировавшим лермонтовское сознание, но и исследованию души поэта как проявления национального духа русского народа. Николя Бришоле в заметке о Л. писал: «Лермонтов умеет превосходно чувствовать человеческую душу, затрагивая самые потаенные ее струны. Он сумел показать нам то, что было болезненным в русской душе, что мешало ей вести жизненную борьбу» [6; 345].

С начала ХХ века в многочисленных антологиях русской поэзии публикуются новые переводы лермонтовских ст.: О. Лансере в «Anthologie des poètes russes» (1911), «Anthologie des plus beaux poèmes du monde» (1922 ) Д. Корбье, «Poésie de l’âme russe» (1946) К. Дюдана, в «Poèmes russes de Pouchkine à nos jours» (1956) А. Пьо. В изучении Л. господствует биографический метод. Многочисленные предисловия к изданиям Л., энциклопедические статьи построены на исключительно биографическом материале, который, по мнению авторов, помогал понять сами произведения. В работах французских литературоведов намечено полное отождествление Л. с его литературными персонажами [3; 345].

Значительный вклад во французское лермонтоведение внес Эжен Дюшен «Лермонтов, его жизнь и творчество» (1910) [1; 762]. Поэзия Л. вписана в контекст истории европейской литературы, на основе богатого документального материала, прослеживается место творчества Л. в русской литературе и взаимоотношение его поэзии с немецкой, английской и французской литературой в лице их наиболее выдающихся представителей Монография раскрывает литературные основы творчества Л.

В первой половине ХХ века во Франции акцентируется религиозно-мистическое, в большей степени демоническое начало, в лермонтовском художественном сознании. Так, в трехтомном издании «Grands Nevropatses» (1935) автор так характеризует поэта: «Лермонтов источал сумрачную и злую силу… он был меланхоликом всех призиравшим <…> страсть сквозила из больших темных глаз его…» [4; 234]. Мари Мандро отмечала в предисловии к изданию «Демона», что «Дионисийное, темное, демоническое, революционное, бунтарское начало присутствует в лирике, истоки этого начала идут из детства, закрепленные реакционной действительностью России» [5; 314].

Итогом изучения судьбы и творчества Л. во Франции стал роман-биография А. Труайя «Странная судьба Лермонтова» («L’étrange destin de Lermontov» (1952)).

Лит.: 1) Беркова П. «Изучение русской литературы во Франции».// Литературное наследство. – Т. 33-34. – М., 1939. – С.721–768.; 2) Дюшен А. Поэзия М.Ю. Лермонтова в ее отношении к русской и западно-европейским литературам. Перевод с французского. – Казань: Тип. М.А. Голубева, 1914. – 82с.; 3) Un héros de notre temps : récits (2e édition) / Lermontoff ; trad. du russe par A.de Villamarie P. V. Stock – Paris, 1904. – С. 7; 4) Grands Névropathes. T. 3.: Hoffmann. Heine. Swift. Quincey. Coleridge. Cooper. Tennyson. Chopin. Gogol. 2.Gontcharov. Lermontov. Dostoïevsky – Paris. – 1935.; 5) La Demon. Poem orientale/ Trad. Par. Marie Mandrot. – Paris, Fischbacher, 1905 – С.314; 6) La grande encyclopédie : inventaire raisonné des sciences, des lettres et des arts. Tome 22 / par une société de savants et de gens de lettres. – Paris, 1885– 1902. – С. 345.

С.В. Гузина