ЛЕРМОНТОВ В ЧЕХИИ

Отношение к Л. в Чехии было неоднозначным. Начальный период – 40-е гг. XIX в. – отмечен неприятием его творчества. Чешское общество и чешская литература не были готовы для восприятия его поэзии, проникнутой настроениями скепсиса и разочарования. В условиях национального порабощения (Чехия входила в состав Австрийской монархии) и разгорающегося освободительного движения нужны были произведения с отчетливо выраженной патриотической позицией, требовался герой-борец за народное дело. Романтический бунтарь-одиночка, противопоставляющий себя обществу, был пока неприемлем для чешской литературы. Тем не менее имя Л. уже было известно чехам: в 1841 г. В. Ганка получил «Героя нашего времени» и сам послал Л. книжечку собранных им народных песен. В 1842-45 гг. поэт и пропагандист мировой поэзии романтизма Я.П. Коубек в элегии «Могилы славянских поэтов» воздал дань поклонения Л., как «надежде русской поэзии» (издано в 1857 г.). В мае 1844 г. два чешских журнала напечатали «Тамань», переведенную в одном случае с немецкого К.М. Летинским (Lermontov. Tamaň. – Květy, 23.V.1844, s. 247–256), в другом – с польского Я.С. Томичеком (Lermontov. Podloudníci. – “Česká Včela”, 24.V.1844, s. 165–178). Возможно, юные контрабандисты воспринимались как герои из народа, выражавшие свой протест против официальных властей. В 1845 г. на волне всеобщего увлечения поэзией в народном духе была переведена «Казачья колыбельная песня» известным чешским поэтом-сатириком, побывавшим в России, К. Гавличеком-Боровским (опубликовано в 1870 г.).

Настоящее открытие и признание Л. у чехов происходит в 50-е гг. XIX в. В период жестокой политической реакции после поражения революции 1848–49 гг. его поэзия неудовлетворенности, протеста против современного общества и царящей в нем несправедливости становится созвучна настроениям чешских патриотов и передовым тенденциям чешской литературы. В 1852–1853 гг. трижды печатается ст. «Парус», поэма «Мцыри» в пер. Ф.Б. Коржинека, его статья «Лермонтов и крупнейшие поэты русские» в журнале (ČČM, 1853, seš 2). К Л. обращается крупнейший чешский переводчик Пушкина В.Ч. Бендл: пер. ст. «Пленный рыцарь» (журнал Lumír, 1854, №52), в статье «Судьба певца “Бахчисарайского фонтана” и других поэтов русских» (альм. Lada-Niola, Praha, 1855), отмечает свободолюбие Л. и приводит впервые несколько строк из ст. «Смерть поэта» в переводе Я.П. Коубека (с немецкого яз.). В 1857 г. пять ст. Л. были включены в Антологию русской поэзии Л. Челаковского (ČČM, 1857, s. 22–26): «Три пальмы», «Казачья колыбельная песня», «Спор», «Пророк», «Ветка Палестины». Из прозы в эти годы переведены: Ф.Б. Коржинеком «Княжна Мери» и «Фаталист» (газ. “Pražské noviny”, 1853, №4-40, 70-73), А.Праховским сказка «Ашик-Кериб» (Lumír, 1854, №48), А Штраухом «Бэла» (Lumír, 1855, №43–45). Влиянием Л. отмечено поэтическое творчество Г. Пфлегера-Моравского.

60-е гг. XIX в. ознаменовались появлением «Демона» в переводе Э. Вавры (Lumír, 1863, №27-30), выдающегося переводчика русской литературы. Я. Арбес перевел ст. «Кинжал» (газета Vesna Kutnohorská, 1868, № 2). Знаменательно появление первой энциклопедической статьи о Л. на чешском языке (Riegrův Slovník naučný, 1865).

В 70-е гг. XIX в. Л. входит в круг чтения чехов: его ст. регулярно печатают журналы, о нем пишут. Ф. Провазник публикует в популярном журнале «Светозор» большую статью «М.Ю. Лермонтов» (Světozor, 1871, №17–28), опираясь на В.Г. Белинского и воспоминания И. Панаева, Ф. Боденштедта, Е. Сушковой. Крупнейшим пропагандистом его творчества выступает А. Дурдик: он издал первый в славянских странах двухтомник поэтических сочинений в своих переводах (Básně M. Lermontova, sv. 1-2, 1872 – 1874), среди них – «Демон» и «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Одновременно «Песню…» перевёл Ф. Вымазал, включив её в свою антологию «Русская поэзия» (Ruská poezie, Brno, 1874). В 1877 г. «Песня…» в переводе А. Дурдика была напечатана в одном из чешских журналов.

К концу десятилетия выходит полный перевод «Героя нашего времени», выполненный Я. Жербо. З. Тоболка перевел «Белу» (Bela, Praha, 1893). В 80-90-е гг. вышло ещё несколько статей о Л. биографического характера и отдельные переводы лирики Л., принадлежащие Й.В. Сладеку, А. Юнгу, Ф. Вымазалу, Ф. Халупе и другим. Влияние Л. проявилось в раннем творчестве Св. Чеха и А. Сташека.

К концу XIX – началу XX в. в основном завершается освоение лермонтовского наследия у чехов. Большую роль в ознакомлении с поэтическим творчеством Л. сыграл Ф. Таборский: он издал 3-томник лирики и эпических произведений, включая «Песню про царя Ивана Васильевича…», поэмы «Мцыри», «Демон» и другие (M.J. Lermontov. Básně. D.I-1892, D.II-1895, D.III-1918), создал первый перевод драмы «Маскарад» (1929). Появляется ещё один сборник лирики в пер. Ф. Троппа (Lermontov M.J. Básně. Praha, 1916) и заново переводится Ч. Стегликом «Герой нашего времени» (Hrdina naší doby. Praha, 1911).

В начале XX в. первое место по популярности занимает «Демон», к которому обращаются и переводчики, и критики. Среди переводчиков – А. Кусак (1897), Ф. Гайс (1906), Ф. Тропп (1908), дважды печатается перевод Таборского (1909 и 1910). О восприятии «Демона» в эпоху модернизма пишут Й. Фольпрехт (журнал Naše doba, 1908, seš.3) и Ф. Таборский (Naše doba, 1917, seš.3-4). Среди работ, посвященных Л., наиболее значительны статьи Ф. Таборского «М.Ю. Лермонтов» (Naše doba, 1917), Й. Фольпрехта «М.Ю. Лермонтов» (ж. Česká revue, 1909 – 1910, №7-11) и «Чешские переводы “Демона”» (Сб. Z dějin české literatury. J.Vlečkovi k 60-nám. Praha, 1920), Ф.К. Шальды «Силуэт Лермонтова» (ж. Venkov, 1918, №232, 238), где впервые отмечалось влияние Л. на чешских писателей А. Ирасека, Св. Чеха, Й.С. Махара.

В 20-30-е гг. XX в. шло интенсивное критическое освоение творчества Л., переводов же было немного: 1924 г. – роман «Вадим» в переводе В. Урбана (Vadim. Praha, 1924), 1925 г. – переиздание «Героя нашего времени» в пер. Ч. Стеглика, 1931 – «Ашик-Кериб» в пер. Ф. Таборского и в 1937 г. 4 перевода ст. «Смерть поэта», приуроченные к 100-летию со дня смерти Пушкина. Русская эмиграция в Праге издавала Л. на рус. яз. Л. как мировой классик включался в книги по истории рус. и зарубежн. литературы, по театру, в словари и энциклопедии — наиболее значительна статья Й. Горака (Ottův slovník naučný, 1935), которая опирается на тр. русских критиков. О Л. как о крупнейшем представителе поэзии романтизма писали такие известные ученые, как Ф. Вольман, А. Врзал, Й. Горак, Я. Махал и другие. Е. Ляцкий одним из первых отметил движение Л. к реализму в «Герое нашего времени» (Klasikové ruské literatury. Praha, 1930). Вопросы влияния Л. на чешскую литературу рассматривали А. Новак и Й. Ирасек.

Новый подъем интереса к Л. связан с широко отмечавшимся в Чехии 100-летием со дня гибели поэта. Обращение к Л. явилось в этот момент своеобразным выражением протеста против оккупации страны фашистской Германией в марте 1939 г. Ярким культурным событием стало появление нового издания «Демона» в классическом переводе большого чешского поэта Й. Горы (Lermontov M.J. Démon / Přel. Jozef Hora. V Praze, 1939) и перевод «Мцыри» другого выдающегося поэта В. Голана (Novic. Přel. Vladimír Holan. Praha, 1940), а Матезиус опубликовал заново переведенную им «Песню про царя Ивана Васильевича…» (Píseň o caru Ivanu Vasiljeviči, mladém gardistovi a smělém kupci Kalašnikovu. Přel. Bohumil Mathesius. Praha, 1940), отдельно вышла «Клятва Демона» (Démonova přísaha Tamaře. Přel. J.Hora. Praha, 1940). В 1941 г. отдельными изданиями были выпущены «Бородино» и «Казачья колыбельная песня» в пер. Б. Матезиуса, А. Заградничкова перевела отрывок «Штосс» (U hraběnky V. byl hudební večírek. Praha, 1941), эмигрантский Комитет дня русской культуры издал Л. на русском языке. Критик В. Черный издал эссе «Размышление о романтической мятежности» (Meditace o romantickém neklidu: na paměť M.J. Lermontova. V Praze. 1941). В 1941-45 гг. чехи предприняли юбилейное издание «Собрания сочинений Лермонтова» в 3-х томах, где представлены лучшие чешские переводы, выполненные Й. Горой, Б. Илеком, Б. Матезиусом, М. Марчановой и другими (Vybraných spisů svazek I. Bratr smutek. Výbor 2 lyriky. Praha, 1941. Svazek II. Dobrodružství Grigorije Alexandroviče Pečorina. Praha, 1941. Svazek III. Poémy. Praha, 1945).

Особенно плодотворными в дальнейшем освоении наследия Л. стали послевоенные гг., когда с установлением тесных культурных контактов с СССР выходило огромное количество переводов русской классической и советской литературы: «Письма» (Dopisy. Přel. a usp. Jaroslav Teichmann. Praha, 1946), «Лирика» (Lyrika. Přel. a usp. Petr Křička. Praha, 1948), «Избранные стихи» (Výbor y básní. Usp. B.Mathesius. Praha, 1951), «Песня про царя Ивана Васильевича…» (Píseň o caru…Přel. B.Mathesius. Praha, 1951), «Маскарад» (Maškaráda. Přel. Emanuel Frynta. Praha, 1952), «Два брата» (Dva bratři. Přel. J.Mika. Praha, 1953), «Демон» (Démon. Přel. J.Hora. Praha, 1954), «Герой нашего времени» (Hrdina naší doby. Přel. B.Ilek a Z.Bergrová. Praha, 1955), «Стихи» (Básně. Praha, 1956), «Как вольный ветер. Творчество и жизнь поэта» (Jak volný vítr. Dílo a život básníka. Praha, 1957). Каждое из изданий сопровождалось вступительными статьями или послесловиями известных литературоведов – М. Дрозды, И. Гонзика, Ю. Доланского или переводчиков – Б. Матезиуса, Э. Фринты, З. Бергровой и других. Эта же тенденция продолжается и в 60-70-е гг., когда появляются новые сборники лирики Л.: «Одиночество и любовь» (Samota a láska, 1964), «Обличья Демона» (Proměny démona, 1967), «Тоска ума» (Stesk rozumu, 1976), «Из пламя и света» (Z plamene a jasu, 1978), «Сторожевой колокол» (Strážný zvon, 1979), где к уже известным переводчикам прибавляются Эмануил Фринта и Гана Врбова. Последний сборник вышел целиком в её переводах, включая «Демона». Перевод поэмы «Демон» Й. Горы издавался на протяжении 50-70-х годов 8 раз. В эти же гг. выходили вновь «Маскарад» (1963 и 1971), «Герой нашего времени» (1966) в прежних переводах. Помимо уже названных авторов предисловия пишут Л. Сухаржипа, В. Сватонь, В. Сато и Г. Врбова. На чешский язык была переведена книга И. Андроникова «Я хочу рассказать вам…» (Záhadná N. F. I. Praha, 1974).

Л. посвящены главы в обобщающих трудах Я. Завады по эстетике русского ст. (Úvod do estetiky ruského verše. Praha, 1949), К. Мартинека по истории русского театра (Dějiny ruského předrevolučního divadla. Praha, 1967), К. Крейчи (Heroikomika v básnictví Slovan. Praha, 1964). Переводам Л. на чешский язык посвятил свою книгу Б. Догнал (Zápas o tvar. Praha, 1977).

Крупнейшей исследовательницей проблем восприятия Л. и его переводов на чешский язык является Д. Кшицова. Кроме множества статей ею создан фундаментальный труд «Русская литература XIX – начала XX столетия в чешских переводах. Главы по истории литературных связей» (Ruská literatura 19. a začátku 20. století v českých překladech. Kapitoly z dějin literárních vztahů. Praha, 1988), Л. посвящены разделы: «Чешские переводы и инсценировки Л.», «Л. и Кавказ», «Л. и Маха. Типологическое сравнение романтической поэмы». Переводов из Л. в 80-е гг. было немного: переиздание «Героя нашего времени» (Hrdina naší doby. Praha, Odeon, Moskva, Chud.lit., 1983), отдельно “Бэла” (Bela, Praha, 1989) со вступ. статьей М. Еглички, учебное издание «Дуэли пером и пистолетом» подготовл. Ф. Ваньковой (Souboje perem a pistolí. Gottwaldov, 1988). К ним примыкает чеш. перевод книги С.Н. Сергеева-Ценского «Смерть Лермонтова» (Smrt Lermontova. Přel. J.Teichmann. Praha, 1989).

В 90-е гг., когда вся общественная и культурная жизнь Чехии переориентировалась на Запад и русскую классику перестали издавать, вышел только один сборник лирики Л. в пер. З. Бергровой «Порочный круг» (Bludný kruh. Praha, 1991). В последующее десятилетие имя Л. прозвучало однажды на радио в музыкальной передаче «Просторы ангельские» (Krajiny andělské. Praha, 2010). Современный чешский поэт Якуб Костелник издал томик своих переводов ранней лирики Л. «Крест на скале» (Kříž na skále. Praha, 2008). В книге переводов из мировой поэзии романтизма поэта В. Голана вышли и ст. Л. (Překlady III. Sedm romantiků. V Praze, 2010). Появился также новый перевод «Демона», выполненный известным переводчиком рус. поэзии М. Дворжаком. (Démon. V Praze: Českosl. spisovatel, 2012).

Лит.: 1) Заболотский П.А. Лермонтов у славян // Лермонтов М.Ю. Полное собр. соч. Т. 5. – СПб, 1913. – С.15-21; 2) Уманцев А. Лермонтов в чешской литературе. // Очерки по истории русско-чешских литерат. связей. – Прага, 1967. – С.1-35; 3) Жакова Н. К. Первые переводы Л. на чеш. яз. (40-50-е гг. XIX в.) // Чешско-рус. и словацко-рус. лит. отношения. – М., 1968. – С.250-263; 4) Жакова Н.К. Переводы поэзии Л. на чеш. яз. в 70-е гг. XIX в. (А. Дурдик —переводчик Л.) // Слав. страны и рус. лит-ра. – Л., 1973, – С. 172-197; 5) Жакова Н.К. Лермонтов и чеш. лит-ра. – Л.: Наука, 1987; 6) Жакова Н.К., Кшицова Д. Л. и чеш. лит-ра. — Русская литература, 1972, № 2. – С.220-229; 7) Жакова Н.К., Кшицова Д. Л. в Чехословакии. // ЛЭ. – С.404-405; 8) Kšicová D. Překlady Fr. Táborského z poezie M. J. Lermontova ve vývoji našeho překladatelství. // Sborník prací filosof. fakulty Brněnské univ., 1961, № 8. S.33-72; 9) Kšicová D. M.J. Lermontov v české literární kritice XIX st. a první třetiny XX st. — Slavia, 1964, seš 2. – S.268-294; 10) Kšicová D. České překlady a inscenace Lermontova. Lermontov a Kavkaz. Lermontov a Mácha. // Kšicová D. Ruská literatura 19. a začátku 20. století v českých překladech. Kapitoly z dějin literárních vztahů. Praha, 1988. – S.53–99; 11) Dohnal B., Zápas o tvar, Praha, 1977.

Н.К. Жакова