«ЦЕФЕЙ»==.

Альманах на 1829 год (М., цензурное разрешение от 8 января 1829 г.). «Ц.» вобрал в себя произв. воспитанников и выпускников Университетского благородного пансиона, главным образом, учеников С.Е. Раича. Выпуск альманахов, как печатных, так и рукописных, был доброй традицией Московского пансиона и привлекал внимание публики. По свидетельству «Дамского Журнала», «несмотря на некрасивость изданий, они скоро раскупались, а их успех возбуждал соревнование в молодых людях» [4]. О «Ц.» анонимный рецензент журнала писал: «Первые опыты молодых писателей, поместивших свои статьи в Цефее, должны быть приятны для любителя отечественной литературы. Сей альманах в огромности уступает всем, вышедшим до сих пор, но по достоинству займет не последнее место между ними» [4]. «Пиесы достойные внимания» нашел в «Ц.» и обозреватель «Московского телеграфа» (возможно, Н.А. Полевой) [6].

Авторы «Ц.» предпочитали подписываться псевдонимами. Большая работа по их расшифровке была проведена Т.М. Левитом [5], а затем продолжена В.Э. Вацуро [2], [3]. Участниками «Ц.» были Н.Н. Колачевский («К.»), В.М. Строев (Виктор Стройский, «Стр–»), В. Григорьев (Василиск Григорьев), С. Жиров («Ж.», «Ламвер»), Н.А. Степанов («Степ-ов», «Н. Степ-ов»). Наряду с оригинальными соч. в «Ц.» вошли переводы из Оссиана, Ф. Шиллера, В. Скотта, И.-Г. Салиса.

Альманах проникнут духом предромантизма и романтизма, большое место в нем занимают темы творчества, вдохновения, поэтического прозрения.

Опубликованное в альманахе ст. Колачевского «Видение Рафаэля» (1827, о дат. ст. см. [2]) созвучно лермонтовскому стихотворению «Поэт» («Когда Рафаэль вдохновенный…», 1828). По замечанию В.Э. Вацуро религиозное понимание искусства было характерно для школы Раича, как, впрочем, и для эстетики авторов «Московского вестника» — М.П. Погодина, С.П. Шевырева, В.Ф. Одоевского, Д.В. Веневитинова. Опубликованные в «Ц.» за подписью «N.N.» «Мысли, выписки и замечания» стали источником эпиграмм Л. (1829 г.): «Стыдить лжеца, шутить над дураком…» («Стыдить лжеца, смеяться над дураком…» [VI; 396]); «Дурак и старая кокетка…» («Дурак то же, что и старая красавица…» [VI; 397]); «Есть люди странные, которые с друзьями…» («Есть престранные люди, которые поступают с друзьями, как с платьем…» [VI; 399]); «Тот самый человек пустой…» («Некто очень хорошо заметил, что тот самый пустой человек, кто наполнен собою» [VI; 398]). Об авторстве «Мыслей…» см. подробнее [2].

Лит.:1) Бродский Н.Л. М.Ю. Лермонтов. Биография. Т.1. — М.: Гослитиздат, 1945. — 348 с.; 2) Вацуро В.Э. Литературная школа Лермонтова // Лермонтовский сборник. — Л.: Наука, 1985. — С. 49–90; 3) Вацуро В.Э. «Цефей» // ЛЭ. — С.609–610; 4) «Дамский Журнал» 1829, ч. XXVI, № 15. — С. 29–30; № 16. — С. 45–48 5) Левит Т.М. Литературная среда Лермонтова в Московском благородном пансионе // «Лит. наследство» т. 45–46. — М.: Изд-во АН СССР,1948. Кн.2. — С.225–254; 6) «Московский Телеграф» 1829, ч. XXVI, № 5, март. — С. 96–97.

С.В. Гузина