«СЕВЕРНАЯ ПЧЕЛА»==

— «газета политическая и литературная», изд. в Петербурге с 1825 г. Ф.В. Булгариным 3 раза в неделю. В 1831 г. к нему присоединился Н.И. Греч и издание стало ежедневным. «СП» была ориентирована на широкую и невзыскательную публику. До 1825 г. газета носила либеральный характер. В ней появлялись произв. А.С. Пушкина, К.Ф. Рылеева, Ф.Н. Глинки. Но после восстания декабристов «СП» изменила курс на консервативный и реакционный. Благодаря сотрудничеству Булгарина с А.Х. Бенкендорфом и III отделением «СП» долгое время была единственной частной газетой, кот. позволялось писать о политике. Во второй половине XIX в. «СП» утратила былую популярность. В 1860 г., со смертью Булгарина, газета перешла к ее давнему сотруднику П.С. Усову, но вскоре была закрыта из-за утраты подписчиков. В 1869 г. «СП» попытался возродить В.А. Старчевский, но эта попытка не увенчалась успехом.

Творч. Л. получило отклик в «СП» еще при жизни поэта. В 1840-м г. в газете появилась обширная ст. Булгарина о «Герое нашего времени» (№ 246, с.981–983). «Лучшего романа я не читал на русском языке», — авторитетно заявлял критик. Наивысшей похвалой Л. было то, что роман его понравился такому взыскательному литератору как сам Булгарин, ведь его «многие почитают неумолимым, беспощадным и даже придирчивым, потому что он говорит откровенно правду».

Критик «СП» называет «Героя нашего времени» «полным курсом анатомии сердца человеческого», в журнале Печорина видится ему «ум Мефистофеля, взгляд падшего духа, которому, однако ж, открыты все тайны сердца <…> и вся человеческая мудрость». Однако главный герой не кажется Булгарину «лицом новым и невиданным». Его появление — следствие дурного европейского влияния на здоровый русский дух: «Запад образовал эти холодные существа и заразил их язвою эгоизма». Остальные герои, согласно Булгарину, — суть «первообразы (типы) русского быта и русского общества». Мораль романа Л. кажется критику очевидной: «Господствующая идея есть разрешение великого нравственного вопроса нашего времени: к чему ведут блистательное воспитание и все светские преимущества без положительных правил, без веры, надежды и любви? Автор отвечает своим романом: к эгоизму, к пресыщению жизнью в начале жизни, к душевной сухотке, и, наконец, к гибели». Нравственная польза от чтения «Героя нашего времени» также представляется Булгарину несомненной: «Зрелище ужасное и поучительное! Родители, юноши и девицы! Читайте, изучайте и поучайтесь!».

Отстаивая уникальность своей позиции, Булгарин с презрением отозвался и о разгромной критике романа С.А. Бурачеком в консервативном «Маяке», и о либеральных «абсолютно-субъективно-объективных» журналах, в которых хвалили роман Л. «самым смешным образом, унижая при этом случае всех посторонних писателей». В.Г. Белинский, к которому относилось последнее обвинение, не остался в долгу. Он писал: «<…> явились ложные друзья, которые спекулируют на имя Лермонтова, чтобы мнимым беспристрастием (похожим на купленное пристрастие) поправить в глазах толпы свою незавидную репутацию. Так, например, недавно одна газета, — которая, впрочем, больше занимается успехами мелкой промышленности, чем литературою, <…>, — провозгласила “Героя нашего времени”, гениальным и великим созданием, упрекая в то же время какие-то субъективно-объективные журналы в пристрастии и неумеренных похвалах этому, действительно превосходному произведению Лермонтова. К довершению комедии <…> сия газета выбрала несколько мыслей из критики “Отечественных записок”, разумеется, исказив их по-своему, и нашпиговала свою статейку тупыми остротами насчет обобранной же ею критики…» [2; 3] (курсив — В.Г. Белинского). Намек Белинского на «_купленное_ пристрастие» некоторые исследователи объясняют тем, что Е.А. Арсеньева, бабушка Л., послала Булгарину роман вместе с пятьюстами рублями [1], согласно другой т.з. с просьбой поддержать роман к Б. обратился издатель И.И. Глазунов [3]. П.А. Плетнев в письме к Я.К. Гроту язвительно приписал хвалебную рецензию Б. на «Героя нашего времени» желанию издателя завоевать благосклонность публики «перед эпохою собрания новой подписки» на «Северную пчелу»: «Бранив прежде Лермонтова при всяком удобном случае он думает вдруг привлечь к себе похвалы всех за справедливость, любовь к истине и самоотвержение» [6; 118].

Высочайшую оценку критический разбор Булгарина получил в статье некого Л.Л. о «Стихотворениях М. Лермонтова», также опубликованной в «СП» (1840, №-№ 284, 285). По мнению анонима, шумному успеху у публики «умный, но скучный, лишенный всякой поэзии роман» Л. полностью обязан авторитетной статье Булгарина (впоследствии Булгарин сам не раз будет ставить себе в заслугу популярность романа Л.). Теперь же Л.Л., зная занятость издателя «СП» и «боясь, что огромная статья с великолепными похвалами явится еще не скоро, а брани, может быть, и совсем не будет», спешил поделиться с Булгариным собственными «живыми впечатлениями» о новой книге Л. – о «собрании стихотворений, исполненных живой, роскошной поэзии, ряде художественных произведений, каких, после Пушкина, еще не являлось в нашей литературе» (№ 284).

За псевдонимом скрывался B.C. Межевич. Будучи студентом Московского университета он встречал Л. на лекциях, но не был знаком с ним лично. Однако хорошо знал поэта по его произв., появлявшимся в рукописных сборниках воспитанников Благородного пансиона. Уже тогда ст. Л., по мнению Межевича, отличались «живым поэтическим чувством» и «зрелостью мысли не по летам» (№ 284). Критик подчеркивал самобытность и «независимость от чуждаго влияния» зрелых произв. поэта, делал акцент на их народности: «<…> если можно сравнить его поэтические создания с чем-нибудь, так я сравню их с русскою народною песнею, конечно, разумея здесь сравнение не формы, не выражения, но идеи, но элементов русского духа» (№ 284). Критик подробно останавливался на разборе «Песни про царя Ивана Васильевича…» и «Мцыри». Заканчивалась статья обширной цитатой из «Думы» Л.: прочтя эту «страницу из современной истории», заключал Межевич, «есть над чем подумать и о чем призадуматься» (№ 285).

Творчество поэта неизменно получало высокую оценку «СП» в 1840–50-е гг. Говоря о преемственности Л. лучшей европейской лит. традиции, Булгарин подчеркивал независимость и самобытность поэта — «все его создания вполне оригинальные», «Печорин, это не копия Байроновского Манфреда или Гетева Вертера — это <…> чисто русское создание, иссохший сучок на оранжерейном дереве русской скороспелой образованности» (1853, №201). «Герой нашего времени», наравне с «Капитанской дочкой» Пушкина, становился эталоном русского художественного языка, образцом «очарования, даруемого истинно поэтическим творчеством» (1846, №71). Восхваление Л. «СП» использовала как оружие в журнальной поленике с «Отечественными записками», «Финским вестником», «Маяком», «Современником». Так, Л.В. Брант пренебрежительно высмеивал «грязные картины» «мнимо-натуральной школы», кот. «с такой любовью и с такою непостижимою испорченностью вкуса принимает в область искусства всякую нравственную и материальную нечистоту» (1847, №34). В пример «истинно замечательных» произв. критик «СП» приводил роман Л. и повести Н.Ф. Павлова, В.А. Соллогуба и В.Ф. Одоевского, называя этих писателей во многом приемниками Булгарина, «который едва ли не первый, по времени, счастливо испытал силы свои в нравоописательном роде» (1847, №34). Сам Булгарин относил Л., вместе с А.С. Пушкиным и А.С. Грибоедовым, к «карамзинскому периоду» русской литературы, считая саму мысль выделения в отечественной словесности «гоголевского периода» и сравнения Н.В. Гоголя с Гомером достойной разве что «гомерического смеха» (1856, №100). Более того, против «натуральной школы» Булгарин обращал и слова самого Л., относя на ее счет, например, сетования читателя из ст. «Журналист, читатель и писатель»: «С кого они портреты пишут, / Где разговоры эти слышат?» (1855, №244).

Лит.: 1) Афанасьев В.В. Лермонтов. М.: Молодая гвардия, 1991 — 560 с.; 2) Белинский В.Г. Библиографическая хроника // Отечественные записки, 1840, т.XIII, №11, отд.VI. С. 1–6; 3) Вацуро В.Э. Булгарин // ЛЭ; 4) Маркович В.М. Лермонтов и его интерпретаторы // М.Ю. Лермонтов: pro et contra. Личность и творчество Михаила Лермонтова в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология. СПб.: Изд-во Рус. христиан. гуманитар. ин-та, 2002. — С. 8–50; 5) Найдич Э.Э. «Герой нашего времени» в русской критике // Лермонтов М.Ю. «Герой нашего времени». Изд. подгот. Б.М. Эйхенбаум и Э.Э. Найдич. М., Изд-во АН СССР, 1962. — С. 163–171; 6) Переписка Я.К. Грота с П.А. Плетневым. В 3-х т., т. 1, СПб, 1896; 7) Якушин Н.И., Овчинникова Л.В. История отечественной журналистики (1702–1917). Выпуск 2: Учебное пособие. М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2008. — 122с

Ю.Н. Сытина