h3. «КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК» (1828).

Беловой автограф хранится в ИРЛИ, оп. 1, № 1 (переплетенная тетрадь), лл. 2–27. Там же автограф поэмы «Корсар» и титульный лист поэмы «Черкесы». Впервые опубликовано в отрывках (стихи: 1–9, 17–35, 54–65, 70–74, половина 85–109, 319–346, 367–370, 437–438, 455–458, 461–468, половина 489–505, 511–518, 529– 531, 539 — до половины 544, 547–548, 557–558, 561, 565–578, 582, 598–605) с искажениями и опечатками в Соч. под ред. Дудышкина (т. 2, 1860, с. 5–12). Полностью — в Соч. под ред. Висковатова (т. 3, 1891, с. 133–151) с пропуском стихов 129–130.

Ранняя романтическая поэма Л. (1828). Представляет собой переделку одноименной поэмы А.С. Пушкина и даже включает несколько пушкинских строк. Однако в образ героя Л. стремится привнести нечто свое, наделить его собственными переживаниями. Еще П.А. Висковатый, первый биограф поэта, отмечал личное начало в этом произведении, в частности, упоминание о друзьях пленника, которое указывает, что юный поэт много размышлял о дружбе. Пленник в изображении Л. несчастен, сломлен заключением, однако хранит светлые воспоминания о жизни до плена, о счастье и любви, тогда как пленник у Пушкина разочарован в людях и в жизни, не верит ни любви, ни дружбе.

Развязка поэмы более драматична, чем у Пушкина: погибает и пленник, и полюбившая его черкешенка, а ее жестокий отец — виновник их гибели — обречен весь век терзаться муками совести. Большое место занимают в лермонтовской поэме этнографические мотивы — описание жизни черкесов, их песня и т. п. Эти описания выдержаны в традиционном романтическом духе: черкесы — «дети природы», «благородные дикари», живущие в гармонии с собой и родными горами, чуждые рефлексии, сомнений, разочарований. Но вместе с тем Л. привносит в поэму и собственные впечатления от Кавказских гор, а также опирается на рассказы своих родственников Хастатовых о быте и нравах горцев. Волновавший поэта конфликт добра и зла находит отражение и в поэме «К. п.». По наблюдению игумена Нестора (Кумыша), черкесы в изображении Л. не идеальны: они добры к своим сородичам, но жестоки к закованным в кандалы пленным, любят свободу, но не замечают страданий тех, кто ее лишен.

Исследователи отмечали в поэме следы влияния не только Пушкина, но и И.И. Козлова (причем не только его оригинальных произведений, но и переводов, в частности, «Абидосской невесты» Дж. Байрона), А.А. Бестужева-Марлинского. Однако, заимствуя отдельные строки у этих авторов, Л. старался не копировать, а развивать их, эмоционально переживать, придавать им личный характер и органично вплетать в собственную художественную систему.

Лит.: 1) Висковатый П.А. Михаил Юрьевич Лермонтов: Биография. — М.: Захаров, 2004. — 416 с.; 2) Нестор (Кумыш), игумен. Тайна Лермонтова. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, Нестор-История, 2011. — 340 с.; 3) Фохт У.Р. Лермонтов: Логика творчества / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького. — М.: Наука, 1975. — 189 с.

_ Т.С. Милованова