СЛАВЯНОФИЛЫ

— представители одного из направлений русской общественно-философской и литературно-критической мысли, ориентированного на выявление самобытности России и русской культуры. Славянофильство как общественное течение начинало формироваться уже в конце 30-х гг. XIX в., однако как идеологическое направление оформилось в 40–50-е гг.

На С. оказала влияние немецкая классическая философия — труды Шеллинга и Гегеля. Литературное творчество С. развивалось в русле романтизма. Интерес С. к истории, к народности, к проблеме национальной самобытности, к изображению «естественного» человека (в противопоставлении человеку «цивилизованному») — все это сближает их с Л., которого также волновала проблема человеческой личности и который интересовался историей и культурой как России, так и других стран, стремился выявить особенности национального характера своих героев, будь то древнерусский воин, монах-испанец или грузинская княжна.

Общность философской проблематики приводит и к отдельным литературным сближениям творчества Л. с творчеством С. Так, Н.Л. Бродский указывает на близость ст. А.С. Хомякова «России» (1839) Л. «Родина» (1841): в первом автор предостерегает Россию от неумеренной гордости, вызванной похвалами льстецов, во втором говорится о том, что поэт любит родину не за «славу, купленную кровью». По мнению исследовательницы А.И. Журавлевой, отдельные ст. А. до 1842 г. в какой-то степени близки по своей проблематике лермонтовским (например, «Зачем я не могу среди народных волн…» А. и «Поэт» Л.). В ст. «Спор» (1841) исследователи видели параллели со ст. А.С. Хомякова «Мечта» (1834). В обоих произведениях содержится осуждение западной цивилизации, утверждение, что она зашла в тупик и должна уступить место другой. Подобную точку зрения, однако, не разделяли Л.Я. Гинзбург и ряд других советских литературоведов: по их мнению, А.С. Хомяков критиковал современную западную цивилизацию, тогда как Л. отрицал ее уже отжившие, утратившие актуальность элементы.

Проза и письма Л. также находят отклик у славянофилов: С.Т. Аксаков обсуждал с Н.В. Гоголем роман «Герой нашего времени», а И.С. Аксаков, обнаружив одно из писем Л., охарактеризовал его как «очень замечательное» [2; 233]. Исследователи находили сходство в изображении героев из русской истории в трагедии А.С. Хомякова «Ермак» (1826), в драме К.С. Аксакова «Освобождение Москвы в 1612 г.» (1848) и произведениях Л. «Песня про… купца Калашникова» и «Бородино» (1837).

Наконец, сам Л. был лично знаком с представителями славянофильства, в частности, с Ю.Ф. Самариным, который высоко ценил его и как поэта, и как человека и в своих воспоминаниях писал, что Л. «пленил» его «простым обращением, детскою откровенностью» [8; 56]. По-видимому, через Ю.Ф. Самарина Л. познакомился и с К.С. Аксаковым; все трое присутствовали на именинном обеде в честь Н.В. Гоголя (9 мая 1840 г.). Л. был знаком и с А.С. Хомяковым, и с М.П. Погодиным.

В славянофильском журнале М.П. Погодина «Москвитянин» было опубликовано ст. Л. «Спор» (1841). По мнению некоторых исследователей, в этом ст. Л. не столько принимает славянофильскую точку зрения на историю России и на место России в противостоянии Запада и Востока, сколько полемизирует с ней. Имея опыт службы на Кавказе, Л. судил о его народах не понаслышке и в «Споре» дал не обобщенный образ «Востока» (как это делали С.), а живые и яркие характеристики населяющих его народов: «Посмотри: в тени чинары / Пену сладких вин / На узорные шальвары / Сонный льет грузин; / И склонясь в дыму кальяна / На цветной диван, / У жемчужного фонтана / Дремлет Тегеран…» [II; 194] и т. д. По справедливому наблюдению Ю.М. Лотмана, Россия в изображении Л. противопоставлена не Западу, а Западу и Востоку: «Россия получала в этой типологии наименование Севера и сложно соотносилась о двумя первыми культурными типами, с одной стороны, противостоя им обоим, а с другой, — выступая как Запад для Востока и Восток для Запада» [7; 7]. Подробный анализ изображения России-Севера в творчестве Л. дан в монографии И.А. Киселевой «Творчество М.Ю. Лермонтова как религиозно-философская система» (М., 2011).

Однако, несмотря на общность проблем, волновавших и Л., и С. и нашедших отражение в их творчестве, большинство С. видело в Л. представителя противоположного им мировоззрения, западника, индивидуалиста, байрониста. Так, К.С. Аксаков, отмечая несомненные художественные достоинства поэзии Л., в то же время осуждал поэта за «жалкий, гнилой и бесплодный эгоизм» [3; 105], который, по его мнению, был присущ лермонтовскому творчеству. С.П. Шевырев считал неправдоподобным характер Печорина: по его мнению, такой тип личности преобладал на Западе и изображен в произведениях западных писателей, тогда как в России людей, подобных Печорину, нет. И.С. Аксаков, сравнивая поэзию Л. и Ф.И. Тютчева, отдает предпочтение последнему, т. к. у Л., по его мнению, в творчестве преобладает отрицание, а не созидание, Тютчев мучается от сознания собственного несовершенства и несоответствия идеалу, тогда как Л. не имеет идеалов вовсе.

Возможно, подобные резкие и категоричные (и не всегда справедливые) суждения были закономерны, т. к. относились к периоду формирования славянофильской идеологии, когда С. необходимо было четко обозначить свою позицию и очертить круг единомышленников. По свидетельству А.И. Герцена, идейное противостояние в те годы достигало такого накала, что люди, бывшие друзьями, могли перестать не только общаться, но и здороваться друг с другом. Поэтому С. больше 085 €интересовались выявлением различий между собой и Л., нежели сходства. В последней трети XIX в., напротив, появляется противоположная тенденция — поиск точек соприкосновения между Л. и С. Именно в таком ключе П.А. Висковатый писал биографию Л. По его мнению, тяготение Л. к идеям славянофильства усиливалось по мере взросления и творческого становления поэта.

Лит..: 1) Аксаков И.С. Биография Федора Ивановича Тютчева // Репринтное воспроизведение издания 1886 года. / Научный редактор издания д.ф.н. В.Н. Касаткина. — М.: АО «Книга и бизнес», 1997. — 337 с.; 2) Аксаков И.С. Письма к родным. 1844–1849 // Сост. Т.Ф. Пирожкова. — М., Наука, 1988. — 366 с.; 3) Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. — М.: Искусство, 1995. — 526 с.; 4) Бродский Н.Л. Поэтическая исповедь русского интеллигента 30–40-х годов // Венок М.Ю. Лермонтову: Юбилейный сборник. — М.; Пг.: Изд. т-ва «В.В. Думнов, наследники бр. Салаевых», 1914. — С. 56–110; 5) Гинзбург Л. Творческий путь Лермонтова. — Л.: Худ. лит., 1940. — 224 с.; 6) Журавлева А.И. Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 288 с.; 7) Лотман Ю.М. Проблема Востока и Запада в творчестве позднего Лермонтова // Лермонтовский сборник. — Л.: Наука, 1985. — С. 5–22; 8) Самарин Ю.Ф. Сочинения Юрия Федоровича Самарина. Том XII. Письма. 1840–1853. — М.: Товарищество типографии А.И. Мамонтова, 1911. — 570 с.

Т.С. Милованова