ТЕМНОТА

в творчестве Л., будучи контрастом по отношению к свету, в то же время неотрывна от него, свет незримо или неявно представляется в виде мрака, сумрака, мглы, ночи или тьмы.

В поэзии Л. ночные пейзажи, часто отражают волненье, тревогу, навеяны воспоминаниями о былом, а потому будят в памяти прошлое и рождают печаль, философские думы: «мрак тени» («Еврейская мелодия» («Я видал иногда, как ночная звезда…»)). «Мрачные тучи» («Вечер после дождя») «тьма», «воспоминание как тень» — вот образы, что тревожат лирического героя («Наполеон» (Дума)), «Ночь» («Один я в тишине ночной…»). «Сумерки души» символизируют несбыточность желаний и надежд, обман и терзанье ума, как полусвет между радостью — светлым чувством, и горем — мрачным и безутешным («1831-го июня 11 дня») и др.

В поэзии Л. ночные пейзажи часто отражают волненье, тревогу, навеяны воспоминаниями о былом, а потому будят в памяти прошлое и рождают печаль, философские думы: «мрак тени» («Еврейская мелодия» («Я видал иногда, как ночная звезда…»)). «Мрачные тучи» («Вечер после дождя»), «тьма», «воспоминание как тень» — вот образы, что тревожат лирического героя («Наполеон» (Дума)), «Ночь» («Один я в тишине ночной…»). «Сумерки души» символизируют несбыточность желаний и надежд, обман и терзанье ума, как полусвет между радостью — светлым чувством, и горем — мрачным и безутешным («1831-го июня 11 дня») и др.

«Сумерки души» представляет свет, граничащий с мраком («Литвинка»). Это выражается, например, в таких образах, как «одетые мраком» скалы, где практически не проступает свет («Аул Бастунджи»), «покрывающая мгла» («Черкесы»), «темнота ночи», предстающая безотрадной («Мцыри»), мгла, мрак и «сумрак ночей» (угасший, бесприютный свет в «Джюлио»), скрывающие все. Этот мрак отражается в сильных эмоциях: «печальный» мрак («Преступник»), «смертельный мрак» («Черкесы»). Мрак, как «тьма ночная», связан с темными делами героев («Измаил-Бей»). Мгла связана со смертью — «смертельная мгла» («Морская царевна»).

«Мрак ночи» сопряжен с одиночеством, темнота связана с холодом («Люди и страсти»). Философским смыслом наполнена будущность, которая «темнеет как бездна» («Странный человек»). Лирический герой с сожалением замечает, что «все вокруг темней» обещает быть с годами («Арбенин»). «Мрачный взор» и предчувствия окружают героев («Странный человек»). «Мрачная душа», а также представление, что «все вокруг темно» воспринимается как дурное знамение («Маскарад»).

Примечательно изображение темноты и мрака в романе «Вадим». Так, показан мрак, который обрамляет пейзаж, выглядывая «черными своими очами». Образ Вадима также отмечен присутствием сумрака: среди нищих он предстает «мрачным, как облако», что особенно передается в его «ярких черных глазах», в которых «яркость» и «чернота» сопряжены и неотделимы: порыв и горение жизни отражает свет, а жестокость и желание отомстить порождают «темноту». С «чернотой» сопряжены печаль и страдание: с «черной тучкой, забытой на ясном небе» соотносит себя сам Вадим, в ресницах Ольги теряется «мрачный пламень».

Часто для поэта ночь — это время, которое дает возможность о многом задуматься. Порой такие думы печальны и мучительны, и ночи становятся «тягостными» («Журналист, читатель и писатель», «Узник»). Образ темноты амбивалентен в творчестве Л., ей не всегда присуща отрицательная коннотация. С наступлением темноты прекращается разбой, она способствует душевному умиротворению, при темноте все вокруг погружается в покой. В поздней лирике темный, неуловимый свет сумрака, мрака, мглы и ночи символизирует загадочность, печаль, переход в иное состояние, смерть, сон. Темнота выступает в роли «переходного» времени суток, когда реальный земной мир отдыхает, а потусторонний просыпается: «заботы ночь» («Казачья колыбельная песня», «Валерик»). В представлении тьмы, таинственной, «угрюмой» («Свиданье»), воцарившейся на земле, «безгласной» («Я, Матерь Божия, ныне с молитвою», «Родина»), проступает ночь в ее безликом свете, призрачная, поглощенная «ночным мраком» («Воздушный корабль»). Темный свет может быть связан с покровом, наполняющим «свежей мглой» («Из Гете») тихие долины. Темный свет сопровождает у Л. ночной пейзаж, красотой которого любуется поэт, наблюдая как на небе «ночевала тучка золотая» («Утес»).

Важно отметить характерное для поздней лирики Л. сопряжение «мрака и молчанья», магический «туман полуночи», а также преломление света сквозь тьму. Подчас ночь внимает небесному Творцу, и тогда «кремнистый путь блестит» проникновенным светом («Выхожу один я на дорогу). Ночь сопровождает смерть. Последствием того, что «сумрак на землю упал», становится гибель («Три пальмы»). В ночи место «ночному бою» («Дары Терека»).

Печаль, «покрывающая своей тенью», связана с неудачей; мрачная, «темная, как в погребе» комната Лугина, «темные стены комнаты», «темные дома» выражают загадочность и тайну («Штосс»). «Черные глаза» Бэлы в романе «Герой нашего времени» также сопряжены с загадочностью и силой натуры. «Черные глаза» присущи Вернеру и Вуличу, а у Печорина «черные брови» со светлым цветом волос создают противоречивый образ, в котором добро соседствует со злом. «Черные» краски способствуют особой выразительности при создании образов героев, отражают их сложный характер и особый темперамент.

С помощью ночного времени суток и слов с семантикой темноты Л. создает не только пейзажные зарисовки, сопряженные с внутренним состоянием лирического героя, но и передает его духовное томление, переживания, а также отражает думы и размышления, которые подчас являются для него тягостными.

Будучи неявным, темный свет у Л. связан с тайной и часто с печалью, дурными предчувствиями, одиночеством и несбыточностью надежд, однако ночное, темное время суток представлялось и переходом к иной жизни. При изображении темноты и мрака в творчестве Л. порой проступает нечто светлое, знаменующее всемогущество и всепроникновенность божественного начала.

Лит..: 1) Ложкова Т.А. «Ночная» лирика М.Ю. Лермонтова: традиции и новаторство // Лермонтовские чтения: материалы зональной научной конференции. — Екатеринбург: УрГПУ, 1999. — С. 33–41; 2) Тихомирова Л. Н. «Ночная» поэзия в русской романтической традиции: генезис, онтология, поэтика. Автореферат… канд. филол. н. Екатеринбург, 2010. — 23 с.

Н.М. Критская